6 марта 2012 г.
Стасюк И.В.:
Наш край в эпоху камня и раннего металла.

Инвентарь мезолитической стоянки Соколок
Находка из д. Новое Колено. Мезолит.
Типичнй сосуд культуры ямочно-гребенчатой керамики. Неолит.
Долото русско-карельского типа из д. Б. Замостье. Энеолит.
Каменный век – первая, древнейшая эпоха в истории человечества, в которой традиционно выделяют три стадии: палеолит (древний каменный век, 2,5 млн. – 15 тыс. до н.э.), мезолит (средний каменный век, 15 – 5 тыс. до н.э.) и неолит (новый каменный век, 4 – 1 тыс. до н.э.).Самая ранняя и самая продолжительная из этих стадий – палеолит – не оставила следов на Северо-западе России. Древнейшие находки в нашем крае относятся к мезолитическому времени. Начало мезолита совпало с общим потеплением климата, что сделало возможным заселение человеком северных регионов, в том числе территории современной Ленинградской области. Она освободилась от покрова ледника примерно 12 тысяч лет назад. Вслед за отступающим ледником с юга на север продвигались первые поселенцы. Это были разрозненные группы первобытных охотников и рыболовов. Они вели кочевой или полукочевой образ жизни, передвигаясь в поисках добычи и редко задерживаясь на одном месте подолгу. Поэтому следы их пребывания немногочисленны.
Для мезолитических культур характерны наборные микролитические кремневые орудия (собранные из множества мелких каменных деталей на деревянной или костяной основе), разнообразные изделия из кости и рога. Охота в это время велась уже с применением лука и стрел, прирученной собаки. Для рыболовства и промысла морского зверя использовались выдолбленные из цельного деревянного ствола челны, а также плетеные сети и гарпуны. Одежду изготавливали из шкур животных, ткачество ещё не было изобретено. Неизвестна была также керамическая посуда.
Одним из наиболее ранних в Ленинградской области является комплекс мезолитических находок в Корпилахти, около г. Каменногорск на Карельском перешейке. Его возраст – более девяти тысяч лет. Остатки сети из ивовой коры, поплавки из сосновой коры и каменные грузила, разнообразные предметы из кости и рога, несколько каменных орудий попали на дно древнего пролива, соединявшего Ладожское озеро с Литориновым морем, в результате несчастного случая с рыбаками.
Древнейший памятник на юго-западе Ленобласти – стоянка Соколок в Лужском районе – также датируется эпохой мезолита. Её возраст VII – VI тыс. до н.э. Археолог В.И. Тимофеев, проводивший там раскопки, сделал вывод, что стоянка относится к известной мезолитической культуре Кунда (Тимофеев, 1993. С. 13), распространенной на территории Эстонии, Латвии, северо-западной Литвы и западных районов Ленинградской области. В Эстонии эта культура изучена наилучшим образом. Кундские памятники в России пока единичны. Помимо Соколка, к ним относится стоянка Тырвала на берегу Нарвы. Она датируется поздним этапом культуры Кунда, концом VI – началом V тыс. до н.э. Археологические находки в Тырвала были обнаружены случайно, при разработке карьера. В 1938 – 1939 годах здесь были найдены четыре костяных наконечника с треугольным остриём и длинным черешком, изящный костяной кинжал с зигзагообразным орнаментом, деревянный поплавок с отверстием в центре. А в 1949 году здесь же был найден орнаментированный роговой предмет, который исследователи определили как скульптурное изображение змеи (Тимофеев, 1993. С. 14 – 15).
Ещё одна уникальная находка, также относящаяся к культуре Кунда, происходит из окрестностей Гатчины. Это небольшая роговая муфта, служившая для закрепления каменного опора на деревянной рукояти. Она была найдена в окрестностях деревни Новое Колено, в верховьях речки Суйды, и хранится ныне в Кунсткамере (Гурина, 1961. рис. 177; Uino, 1991. S. 16).
Находки из Соколка, Тырвала и Нового Колена показывают, что в среднем и позднем мезолите территория юго-запада Ленинградской области полностью входила в кундский ареал. Отдельные находки вещей кундских типов имеются также в знаменитой коллекции геолога А.А. Иностранцева, собранной им в ходе работ по прорытию Нового Сясьского канала в южном Приладожье. Перечисленные памятники составляют, очевидно, восточную периферию кундской культуры. Некоторые находки из Лужского района свидетельствуют о проникновении в регион элементов другой мезолитической культуры – свидерской, основной ареал которой расположен юго-западнее.
Как отмечал выдающийся эстонский археолог Х.А. Моора, неясно, на каких языках говорили эти древние племена, принадлежали ли они к известным нам по более поздним временам языковым группам или нет. Некоторыми языковедами высказывалось мнение, что в прибалтийско-финских языках прослеживаются следы весьма древнего чужого субстрата, элементы какого-то неопределенного пока языка. Он происходит, возможно, от прежнего, кундского населения, обитавшего в Прибалтике до появления здесь финно-угров. Ясно лишь, что древние кундские племена, населявшие в эпоху мезолита восточную Прибалтику и запад Ленобласти, не были финно-угорскими. Финно-угры появляются здесь позднее, уже в неолитическую эпоху.
Неолит, или новый каменный век, характеризуется рядом важнейших изобретений, существенно изменивших жизнь человечества. Среди них – появление ткачества и глиняной посуды. В южных регионах с плодородными почвами происходит переход от охоты и собирательства к производящему хозяйству – так называемая неолитическая революция. Но в лесной зоне Европы этот процесс существенно задержался: охота и особенно рыболовство продолжают оставаться здесь основой жизни людей на протяжении всего неолита и отчасти даже эпохи раннего металла. Впрочем, охотничьи и рыболовные приёмы совершенствуются, население количественно возрастает и переходит к сравнительно оседлой жизни. Поэтому памятников неолита на территории края известно значительно больше, чем мезолитических.
Расселение финно-угорских народов в лесной зоне Восточной Европы и Фенноскандии традиционно связывается с распространением неолитической культуры ямочно-гребенчатой керамики в III тыс. до н.э. Эта культура, занимающая обширные территории севера европейской России, получила своё название из-за характерной орнаментации керамических сосудов: чередующихся округлых углублений и прямых чёрточек, будто проведенных гребнем. Облик материальной культуры и антропологический тип её носителей отчетливо свидетельствуют о продвижении неолитического финно-угорского населения на запад с Урала. По мнению Х.А. Моора, носители этой культуры – древнейшие финно-угры – образовали «общий базис, на котором в последующее время в результате восприятия известных новых этнических элементов и некоторых перемещений среди самого финно-угорского населения в процессе дальнейшего социально-экономического развития сложились позднейшие прибалтийско-финские племена».
На интересующей нас территории пришлые носители культуры ямочно-гребенчатой керамики вступили во взаимодействие с автохтонным населением, ранненеолитическая нарвская культура которого, очевидно, имеет истоки в местной мезолитической культуре. Культурные традиции автохтонного населения были снивелированы, а само оно, вероятно, ассимилировано пришельцами.
В конце III – начале II тыс. до н.э. на территории северо-западной России, Прибалтики и Фенноскандии появляются памятники культуры ладьевидных топоров и шнуровой керамики, отождествляемой с индоевропейскими племенами. Ареал памятников со шнуровой керамикой и каменными боевыми топорами частично пересекается с западным ареалом ямочно-гребенчатой керамики. В течение II тыс. наблюдается сосуществование и постепенное сближение этих двух культур на фоне активных связей с северными и восточными территориями. Хотя племена культуры ладьевидных топоров со временем растворились в местной среде, они все же оказали существенное влияние на формирование прибалтийско-финских племен. Шлифованные каменные топоры этой эпохи – красивые, очень качественные изделия – нередко находят в западных районах Ленинградской области, многие из них можно сейчас увидеть в краеведческих музеях. С интересующей нас территории запада Ленинградской области происходит не менее 6 учтённых случайных находок таких каменных шлифованных топоров, свидетельствующие о проникновении групп населения в район нижнего Полужья и западных скатов Ижорского плато из ареала прибалтийской культуры шнуровой керамики.
Вслед за неолитом – последней стадией каменного века – наступает век бронзы. Между неолитом и бронзовым веком часто выделяют переходный период – энеолит, или медно-каменный век. Следует отметить, что в древностях Северо-запада России выделить собственно бронзовый век затруднительно. Здесь попросту не было месторождений меди олова, поэтому освоение бронзы произошло с некоторым запозданием, а металлические вещи – редкие и почти исключительно привозные. Материальная культура здесь долго сохраняла неолитический облик, каменные и костяные орудия в быту удерживаются весьма стойко. Часто весь период между неолитом и началом железного века, приходящийся на II – сер. I тыс. до н.э., для лесной зоны объединяют под термином эпоха палеометалла.
На территории Ленинградской области эпоха палеометалла изучена пока недостаточно. Известно, что в это время в значительной мере сохраняется преемственность в использовании неолитических стоянок, люди продолжают заселять те же места, что и в предшествующую эпоху. Культура поздней гребенчатой керамики уже во II тыс. до н.э. испытывает сильное влияние из центральных районов России. В результате она преобразуется в энеолитическую общность, включающую культуры асбестовой и текстильной керамики. Первая распространяется на территории к северо-западу от Ладожского озера, вторая – к югу от него (Конькова, 2001. С. 196).
По всей вероятности, текстильная керамика была занесена на территорию Северо-запада России волной верхневолжского финно-угорского населения, пришедшего из областей дьяковской и ананьинской культур. Некоторые исследователи отводят именно этой культуре первостепенное значение в формировании прибалтийско-финской языковой общности. Другие полагают, что она не породила эту общность, но явилась своеобразной «вуалью», накрывшей уже существовавшие прибалтийско-финские группировки и оставившей некоторые поздние черты сходства в культуре и языке прибалтийско-финских и волжско-финских народов. А ранние следы подобного родства восходят ещё к культуре ямочно-гребенчатой керамики (Конькова, 2001. С. 196 – 197). Хотя памятники эпохи палеометалла на территории между Финским заливом, Ладогой, озерами Ильмень и Чудским до сих пор не имеют общепринятого культурно-хронологического определения, не вызывает сомнений включенность этих территорий во II – I тыс. до н. э. в древнефинский культурный ареал, имеювший устойчивые связи с Прибалтикой, а также Карелией, Фенноскандией и Поволжско-Уральским регионом.
Недавно заслуженная гатчинская учительница Н.В. Щедеркина преподнесла Музею истории Гатчины уникальный подарок – найденный в 1985 году школьниками в окрестностях деревни Замостье каменный топор. Изящный предмет, тщательно вытесанный из сланца и отшлифованный рукой древнего мастера, использовался в III – II тысячелетиях до нашей эры. Он относится к орудиям так называемого русско-карельского типа, хорошо известного на территории Карелии, Финляндии, Северо-западной России и Эстонии. Судя по тщательности обработки и очень хорошему сланцу, данное изделие происходит из прионежской Карелии.
Индустрия производства орудий русско-карельского типа отличается использованием почти исключительно сырья высокого качества, изготовлением орудий на специализированных мастерских и наличием локальных центров производства, очень сложной и одновременно достаточно эффективной технологией, очень тщательной отделкой орудий, их значительными размерами, наконец, очень высокой степенью стандартизации. Это даёт возможность предполагать существование в энеолите специализации на изготовлении каменных макроорудий. Не исключено также, что продукты данной индустрии участвовали в активизировавшихся в энеолите обменных процессах (Тарасов, Крийска, Кирс 2010). Находка из Большого Замостья является на данный момент единственным известным артефактом эпохи энеолита, происходящим из центральной части Ленинградской области.
В целом же, эпохи камня и палеометалла на западе Ленинградской области изучены пока недостаточно. Можно смело утверждать, что главные находки и открытия здесь ещё предстоит сделать. Край ждёт своих исследователей.

Литература

1. Тимофеев В.И. Памятники мезолита и неолита региона Петербурга и их место в системе балтийских культур каменного века // Древности северо-запада России. СПб., 1993.
2. Гурина Н.Н. Древняя история Северо-Запада Европейской части СССР // Материалы и исследования по археологии СССР № 87. М., Л. 1961
3. Uino P. Inkerinmaan esihistoria // Inkeri. Historia, kansa, kulttuuri. Helsinki, 1991.
4. Конькова О.И. Ингерманландская историко-культурная зона в свете данных гуманитарных наук // Очерки исторической географии. Северо-запад России. Славяне и финны. СПб., 2001.
5. Тарасов А.Ю., Крийска А., Кирс Ю. Свидетельства обмена между населением Карелии и Эстонии в финальном каменном веке: по результатам археологического и петрографического изучения рубящих орудий русско-карельского типа с территории Эстонии // Труды КарНЦ РАН. No 4. Сер. "Гуманитарные исследования". Вып.1. Петрозаводск, 2010.

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  • Игорь

    Супер! Большое спасибо автору за статью! Нигде не мог найти и почитать об этой теме, хотя ясно, что и в каменном веке у нас жили люди и ещё много неизучено

    Ответить

      Добавить комментарий

  • В блогах
  • Гатчинская музыкальная школа - юбилею области

    В рамках программы, посвящённой 90-летию  области, в Детской музыкальной школе им. М. М. Ипполитова-Иванова 20 мая состоялся концерт творческих коллективов этой школы. Вела концерт заместитель директора по учебно-воспитательной работе Наталья Михайловна Брусенцева. 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    Клуб любителей бега «Cильвия»
  • Проектирование и Установка Систем Мультирум. За разумные деньги
    bms-trading.ru
    Расписания поездов и автобусов
    tkestra.ru

    © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.