6 марта 2012 г.
Стасюк И.В.:
Средневековое расселение восточных погостов Копорского уезда Водской пятины. XII – первая четверть XVII вв.

Структура расселения XII - XVI вв.
Структура расселения начала XVII в.
Дягиленский погост
Суйдовский погост
Грезневский погост
История сёл и деревень северной части Гатчинского района по археологическим и историческим данным.Изучение систем средневекового сельского расселение – стремительно развивающееся направление исторических и археологических исследований [Дегтярев 1980; Платонова 1984; Макаров, Захаров, Бужилова 2001; Рябинин 2001: 118 – 125; Селин 2003; Чернов 2007]. Территория Ижорской возвышенности (запад современной Ленинградской области) представляет несомненный интерес для такого исследования, поскольку на протяжении всего средневековья это был один из наиболее густонаселенных районов Новгородской земли. На высокую плотность населения в XII – XIV вв. указывает концентрация курганных и жальничных могильников. В XVI – XVII вв. развитая сеть поселений зафиксирована русскими и шведскими писцовыми книгами, шведскими картами.

В данной статье рассмотрено средневековое расселение на территории трех смежных погостов на востоке Копорского уезда Водской пятины (в XVII веке – Копорского лена провинции Ингерманландия в составе Королевства Швеции) в связи с их почвенными и ландшафтными особенностями. Хронологические рамки исследования охватывают XII – первую четверть XVII вв. – период от появления первых курганно-жальничных могильников до присоединения Ингерманландии к Швеции. Дальнейшая эволюция системы расселения в XVII – XVIII вв. специально не рассматривается, поскольку неоднократные смены разноязычного населения с различным типом хозяйства и поселенческой культуры во второй четверти XVII – XVIII вв. привели к существенным изменениям всей системы расселения Ингерманландии: появлению нового типа хуторского расселения, мыз, запустению ряда старых и возникновению новых поселений, изменению топонимической системы, границ и состава погостов. Этот сложный период должен являться предметом специального исследования.

Картографические источники XVII – XVIII вв. используются для локализации поселений, известных по переписям 1499/1500 г. и 1618-1623 гг. Поселения, возникшие после составления Jordebockerna ofver Ingermanland, специально не рассматриваются.

Главной целью исследования является сравнительный анализ расселения XII – XV вв., опосредованно отраженного в распространении курганно-жальничных могильников, и расселения рубежа конца XV – начала XVII вв., зафиксированного новгородскими и ранними шведскими писцовыми книгами. При этом анализировались следующие аспекты: ландшафтная приуроченность могильников и поселений, наличие гнезд поселений, преемственность и эволюция расселения в XII – начале XVII вв. Особое внимание уделено почвенно-гидрологическому районированию исследуемой территории.

Никольский Суйдовский, Никольский Грезневский и Богородицкий Дягиленский погосты расположены на восточном склоне Ижорской возвышенности и в настоящее время соответствуют северной половине Гатчинского района Ленинградской области. Эта территория охватывает верхнее течение р. Ижоры – притока р. Невы, верхнее течение р. Оредеж – притока р. Луги. По территории Суйдовского погоста протекает р. Суйда – левый приток Оредежа. Имеются также мелкие речки и ручьи – притоки вышеназванных рек, и несколько небольших озер. Таким образом, в отличие от основной части Ижорской возвышенности, практически безводной, на территории рассматриваемых погостов присутствует развитая гидросеть. Часть земель на юго-востоке Суйдовского погоста заболочена.

В геоморфологическом отношении рассматриваемая территория представляет собой пограничную зону. Ее северо-западная равнинная слабоволнистая часть расположена на Ижорской возвышенности с отметками высот 120 – 130 м БС, подстилающие породы представлены известняками и доломитами ордовикского возраста, перекрытого сравнительно тонким (до 1.5 м) слоем четвертичных отложений. В основном это морена, встречаются аккумулятивные вводно-ледниковые формы – камы. Эта территория засушлива, за исключением редких участков верховых болот небольшой площади. Современные колодцы в северной и западной части бывшего Дягиленского погоста имеют глубину до 30 м, поверхностные источники питьевой воды открытые источники питьевой воды крайне малочисленны.

К югу и востоку территория плавно понижается, рельеф становится более разнообразным. В Суйдовском и Грезневском погостах отметки высот падают от 120 до 50 м БС, местность изрезана многочисленными мелкими водотоками, имеются родники. Это моренная низина с лесами и болотами. Подстилающие породы большей частью представлены девонскими песчаниками с прослойками ленточных глин. Обнажения дочетвертичных пород имеются в долинах рек, в особенности Оредежа. Опорная Сиверская скважина демонстрирует геологическое строение территории. Мощность девонских отложений составляет 74 м (красноцветные пески с прослоями глин), слой четвертичных ледниковых отложений – около 1 м. [Орешкин, Мирин, Матвеев 2004: 7]. Растительный покров исследуемой территории также носит пограничный характер. На суглинистой морене Ижорской возвышенности преобладают сложные ельники с развитым подлеском и обилием кустарниковой растительности. Длительное сельскохозяйственное освоение территории привело к уничтожению обширного лесного массива, некогда покрывавшего возвышенность. Теперь лес сохраняется здесь в виде сравнительно небольших очагов. Лужско-Оредежский геоботанический район, в который включены течения Суйды и Оредежа, также характеризуется по большей части ельниками, но здесь присутствуют верховые сфагновые болота, кустарничко-сфагновые и зеленомошные сосняки, привязанные большей частью к четвертичным аллювиальным и флювиогляциальным отложениям песков, в меньшей мере – к выходам девонских песчаников.

В пределах исследуемой территории существенно различается почвенный покров. Подстилающая порода Ижорского плато представлена серыми маломощными валунными суглинками с остаточными (обломочными) карбонатами на глубине в среднем 0.5 м; это так называемая Лужская карбонатная морена. Для девонской низины, по северо-западной окраине которой протекают Суйда и Оредеж, типичны красно-бурые валунные суглинки некарбонатных (или остаточно-карбонатных) моренных равнин и выходы песчаника [Гагарина 2004: 37 – 38, рис. 2].

Наиболее плодородными почвами Северо-Запада являются почвы, развитые на локальных карбонатных моренах. Они резко отличаются по своим свойствам от зональных подзолистых почв и рассматриваются как интерзональные. Многочисленные исследователи названных почв единодушно объясняют это влиянием карбонатов. Именно на Ижорском плато они занимают наибольшую площадь [Гагарина 2004: 91]. Обобщенную характеристику почв Ижорского плато в пределах исследуемого района дает контрольный участок в пос. Раболово Елизаветинского лесничества [Гагарина 2004: 92 - 115]. Установлено, что присутствие карбонатов создает здесь особые условия развития почвообразовательного процесса, отличные от условий некарбонатных почв. В дерново-карбонатных типичных почвах наиболее ярко выражен процесс гумусонакопления, приводящий к формированию высокогумусированных карбонатных почв [Гагарина 2004: 113]. При этом, обладая высоким естественным плодородием, почвы на карбонатных моренах при распашке теряют значительное количество гумуса. Наибольшее количество гумуса теряют исходно более гумусированные почвы, приближаясь по данному показателю к дерново-подзолистым [Гагарина 2004: 115]. Таким образом, при высоком исходном плодородии почвы Ижорского плато быстро истощаются, что, вероятно, сказывалось на хозяйственном укладе средневекового населения. Область распространения данных почв можно определить в пределах северо-западной и западной частей Дягиленского погоста.

К югу и юго-востоку от Ордовикского плато основная морена приобретает красновато-бурую окраску, что связано с широким развитием здесь пестроцветных девонских пород. Почвенную характеристику юго-востока исследуемой территории дает контрольный участок у поселка Дивенский в бассейне среднего Оредежа [Гагарина 2004: 116 – 142]. Исследованные почвы мало отличаются от типично зональных средне- и низкогумусированных подзолов Ленинградской области, с отдельными участками буроземных кислых, лессированных и псевдоподзолистых почв [Гагарина 2004: 140 - 142]. По механическому составу эти почвы легче; кроме того, освоению территории способствует развитая гидросеть. Однако плодородие почв юго-востока исследуемой территории по сравнению с Ижорским плато меньше.

Состав почвенного покрова центральной и краевой частей наглядно виден из приведенной таблицы (табл. 1) Площадь наиболее плодородных дерново-карбонатных почв в западной части рассматриваемого ареала (№1) в два раза больше, чем в юго-восточной (№2). Еще существеннее изменение в структуре почвенного покрова при дальнейшем движении на юго-восток, где площадь потенциально пригодных для сельскохозяйственного освоения сокращается, болота занимают до 15 % и преобладают дерновые и глееватые подзолы [Гагарина 2004: 180 – 182, 191 – 193].

По климатическим показателям Ордовикское плато заметно отличается от окружающих его низменностей. В связи с большими высотами здесь чаще выпадают осадки, зимы более суровые, вегетационный период короче. Центральная возвышенная часть плато, по сравнению с пониженными краевыми, характеризуется более влажным и холодным климатом. В то же время, благодаря карбонатности, высокой водопроницаемости и сухости почвообразующих пород, именно в этом районе отмечается более сильный прогрев верхнего слоя почвы в вегетационный период [Гагарина 2004: 179 – 180].

Разделение Ижорского геоморфологического округа на центральный и краевой районы признается почвоведами и геоботаниками. Рассматриваемая территория относится к краевой части возвышенности, причем именно в пределах изучаемых погостов проходит граница центральной и краевой частей. Таким образом, рассматриваемая территория расположена в краевой зоне Ижорского ландшафтного района на границе с Лужско-Оредежским. Внутри ее выделяется два микрорайона, отличных по гидрологическим, геоморфологическим, геоботаническим и почвенным характеристикам. В северо-западной части исследуемой территории (север и запад Дягиленского погоста) почвы более плодородны, однако их механический состав существенно тяжелее – до 20 % валунов, обломки карбонатных пород [Гагарина 2004: 42]. В юго-восточной части территории (юго-восток Дягиленского, Суйдовский, Грезневский погосты) почвы легче, но их плодородие в целом ниже, а площадь земель, потенциально пригодных для земледельческого освоения, ограничена болотами. Значимость данного фактора для аграрного населения очевидна. Влияние его на структуру средневекового расселения может быть проанализировано методами исторической географии.

Для изучения средневекового расселения избран метод составления карт–срезов, отражающих ситуацию на определенные периоды. При этом курганно-жальничный период (XII – XV вв.) рассматривается обобщенно, поскольку могильники, расположенные в пределах рассматриваемых погостов, исследованы не полностью и их дробная хронологическая периодизация, построенная на источниковедчески ограниченных данных, будет некорректной. На карте (рис. 2) могильники XII – XV вв. показаны суммарно, однако при анализе картографических данных автор исходит из того, что в тенденции на Ижорской возвышенности курганы сменяются жальниками в течение XIV в. [Рябинин 2001: 19 – 33; 84 – 85; 87]. Могильники, состоящие только из курганных насыпей, таким образом, относятся к XII – началу XIV вв., курганно-жальничные могильники существовали в течение длительного времени; жальничные могильники относятся к XIV – XV вв.

Для селений, названия которых зафиксированы писцовыми книгами и картами XVII – XVIII вв., составлены таблицы селений (табл. 2 – 4), отражающие их фиксацию источниками разного времени.

Первая графа содержит упоминания поселений Писцовой книгой Водской пятины письма Д. Китаева и Н. Моклокова [Писцовая…1868; Писцовые книги…1999; Неволин 1853].

Вторая графа – селения, зафиксированные шведскими Писцовыми книгами Ижорской земли 1618 – 1623 гг. [Jordebockerna…1859].

Третья графа – фиксация поселений шведскими картографами в 1675 – 1676 гг., отраженная на компилятивной карте Бергенгейма, составленной в 1827 г. по материалам шведских карт 1670-х гг.

Четвертая и пятая графы – фиксация поселений на рубеже XVII – XVIII веков. Этот промежуток времени представлен шведской картой Ингерманландии 1704 г. и русской компилятивной картой А. Шхонебека 1705 г. Шведская карта 1704 г. окончательно выполнялась в тот период, когда русские войска уже взяли Ниеншанц и освобождали территорию Ингерманландии. Выполненая под руководством Э. Белинга на основе землемерных (1678-1688 гг.), военно-топографических и гидрографических работ, карта хранилась в Нарве и была отправлена в Стокгольм в 1703 г. с пометками умершего к тому времени Э. Белинга. В 1704 г. в Стокгольме карту доработал А. Андерсин. Оригинал хранится в Королевской Библиотеке в Стокгольме [Эренсверд2005: 138; Бээрниельм 2005: 64 - 65].

«Географический чертеж над Ижерскою Землей» А. Шхонебека был изготовлен в 1705 г. для Петра I и явился первой русской среднемасштабной печатной картой значительной по площади территории [Свириденко 2005: 121]. Базируется она, очевидно, на трофейных шведских материалах конца XVII в. и сильно уступает им по качеству.

Шестая графа – позднейшее проявление искомых топонимов на картах XIX – XX вв. вплоть до современных, использована для уточнения их локализации.

В качестве вспомогательного источника использованы различные карты XVII – XX вв. Это шведские карта Карта Ингрии и Карелии 1680 г., карта Ингерманландии 1699 г., составленная по материалам К.-М. Стюарта [Эренсверд 1998: 24 – 25], карта Санкт-Петербургской губернии Я.Ф. Шмита 1770 г., план генерального межевания Лугского уезда масштаба 1 верста в 1 дюйме (к сожалению, план генерального межевания Царскосельского уезда, охватывающий большую часть исследуемой территории, на данный момент нам не доступен), различные карты Военно-топографического ведомства середины – второй половины XIX вв. и крупномасштабные советские и эстонские военные карты 1920 – 1970-х гг.

По материалам таблиц составлены карты-срезы расселения на 1500 и 1618 – 1623 гг. (рис. 1 – 2). На основании карт проанализирована эволюция системы расселения и почвенно-ландшафтная приуроченность могильников и поселений.
Курганно-жальничные могильники картографированы на основании литературных [Ивановский 1877; Ивановский 1880; Лапшин 1990] и архивных материалов. Локализация могильников и привязка их относительно современной системы ориентиров в большинстве случаев уточнены разведками.

Богородицкий Дягиленский погост (табл. 2).

Расположен на западных скатах Ижорской возвышенности, частично охватывает прилегающую к ним полосу торфяниковых болот восточнее Черного и Колпанского озер и верхнее течение реки Ижоры с притоками Парицей и Колпанкой. Большая часть территории погоста расположена в зоне плодородных дерново-карбонатных почв, что делает ее крайне привлекательной земледелия, особенно в верховьях Ижоры и отчасти Парицы, где плодородные почвы соседствуют с открытыми водоемами.

На погосте в Дяглино располагалась церковь Рожества Пречистыя. Погост по переписи 1500 года включает 36 населенных пунктов.

Села: Дяглино, Колпницы, Стаища, Хотчино, Парицы, Порзница, Порсково на Пудости.

Сельца: Ляны , Овсища, Ходгостицы, Ляпы (возможно, те же Ляны?), Пудость, Туганицы, Войковичи, Колпницы-Замогилье, Вороновичи, Скворицы в верховье Пудости.

Деревни: Замошье, Жырятино, Черенковичи, Каменка, Залужье, Горка у Овсища, в Залесном Мосту (Залесное Замостье), Мошна, Озеречно, Черена, Захонье, Стопкино, Перестково, Нежно, Сотцкое, Вздыни, Зогозка на Хотчине, Березняг на Озеречне речке.

Починок на Долгой Ниве.

Шведские писцовые книги 1618 – 1623 гг. добавляют 8 ранее неизвестных названий.

Исчезают 5 ранее известных названий.

Никольский Суйдовский погост (табл. 3).
На погосте в Суйде располагалась церковь св. Николы и женский Никольский монастырь. По переписи 1500 года включает 31 населенный пункт.

Села: Куровичи, Змейкино на Оредежи, Жировичи.
Сельца: Коприно, Сменово, Живоричи на Суйде, Техутицы, Клобучница на Суйде.

Деревни: Петрино, Горка Кюллюево на Суйде, Ковоша, Задняя Ковоша, Коннаново на Суйде, Горка Змеино на Суйде, Устеж на Оредежи, Другой Устеж на Оредежи, Нивища на Оредежи, Клетно на Оредежи, Другое Клетно за Оредежью, Великая Пожня на Оредежи, Корпово, Гверезна, Волосница Заборовье, Волосница на Суйде, Хвостец (пуста), Красная на Суйде, Куковичи на Суйде, Жировичи, Луки, Льеша у монастыря у Суйды, Дементьевское.

Починок: Рокитно на р. Рокитинке.

Шведские писцовые книги 1618 – 1623 гг. добавляют 14 неизвестных ранее названий.

Исчезают 2 известных ранее названия.

Шведские карты второй половины XVII века среди прочих, неизвестных более ранним источникам населенных пунктов, фиксируют Gorodok в среднем течении Оредежа, между современным дд. Мины и Введенское Гатчинского района. Название «Городок», возможно, предполагает нерядовое значение поселения и наличие некоторых укреплений. Зафиксированное фонетически русское название указывает на его ранее, дошведское происхождение. В 2008 гг. автором был осмотрен этот участок местности, расположенный при впадении Ловковского ручья в Оредеж. Отмечено обилие окопов и блиндажей времен Великой Отечественной войны. Следы укреплений не выявлены; зафиксированы два старопахотных выровненных участка на правом берегу Оредежа (вторичные суходольные луга), по сведениям местных жителей, в XX веке не пахавшихся и достаточно удаленных от существующих населенных пунктов.

Городок оторван от ближайших очагов освоения – деревень Змеино, Горка на севере и Путилово, Устье на юге – на 4 км, отрезан от них лесами и болотами, передвижение по которым в настоящее время затруднено. В позднейшее время населенных пунктов и сельскохозяйственных угодий там, судя по картам XVIII – XX вв., не располагалось. Возможно, нами прослежены пашенные угодья Городка. Приграничное расположение поселения на водной магистрали допускает его военно-таможенное значение. Русско0шведская граница 1617 г. проходила ниже по течению Оредежа, южнее Городка в районе Слудиц, Борисово, Великой Пожни (последняя зафиксирована в межевом протоколе как пустош) [Резников, Степочкина 2005]. Городок в последний раз зафиксирован в начале XVIII века: он есть на шведской карте 1704 г., без подписи отмечен на карте Адриана Шхонебека 1705 года.

Никольский Грезневский погост (табл. 4).

Охватывает верхнее течение Оредежа, исключая собственно истоки его, находящиеся на территории Спасского Зарецкого погоста. Картина колонизации в целом близка к соседнему Суйдовскому погосту: немногочисленные древнерусские курганы тяготеют к возвышенностям, в то время как деревни эпохи писцовых книг наряду с традиционно освоенными участками «расползаются» по рекам, занимая практически все пригодные для освоения территории среди болотистых низин.

Наиболее сложный погост в отношении локализации поселений, значительная их часть упомянута только в писцовых книгах и не зафиксирована доступными нам картами.

На погосте в Грязне располагалась церковь св. Николы. По переписи 1500 года погост насчитывал 40 населенных пунктов.

Сельца: Болшовское, Северско Новое, Северско Старое, Заречье у погоста, Межново, Выра.

Деревни: Грезна, Заречье (пуста), Малыш на Оредежи, другой Малыш на Оредежи, Холуй на Оредежи, другой Холуй Середка на Оредежи, Дверницы на Оредежи, на Луках, Леда, Загорье, Дамища на Оредежи, Хотули на Оредежи, Востное, Болотцо над Ручьем, Заречье Иванково, Гребцы, Бродни, Изори в Востном, Подмогилье, Тростна, Завитье над Веткою, Батово, Сосник, Подол в Грезне, Селцо, Поддубье, Чюдинец на Оредежи, Замостье, Свиная Гора, Сорочкино Болото, Горесицы, Загорье, Леда, Кемско.

Починок Кем на р. Киме.

Шведские писцовые книги 1618 – 1623 гг. добавляют 6 названий ранее неизвестных пустошей. Исчезают 11 названий известных ранее поселений.

Карты-срезы позволяют проследить эволюцию средневековой системы расселения на восточном слоне Ижорской возвышенности. Нетрудно заметить, что восточнее линии Гатчина – Новосиверская курганы отсутствуют. Нет их (за единичным исключением – курганный могильник у Дивенской вблизи Орлинского озера) и южнее р. Суйда. Очевидно, что в XII – XIV вв. на рассматриваемой территории участки за пределами распространения карбонатных почв практически не осваивались, поток колонизации был направлен на водораздел, на Ижорскую возвышенность. Максимальная кучность могильников отмечается западнее исследуемого участка, в центральном районе плато, где отсутствуют реки, весьма суровые климатические условия, но господствуют типичные дерново-карбонатные почвы. Рассмотренные в начале работы особенности почв региона были решающим фактором, детерминировавшим направление русской земледельческой колонизации.

Фактически граница карбонатов в рамках рассматриваемого участка проходит по водоразделу Ижоры и Суйды. Куст могильников за пределами этой границы, в верхнем течении Оредежа, привязан к сравнительно высоким участкам с отметками 90 – 100 м БС. Этот выплеск курганного населения за пределы плато, вероятно, может быть объяснен исключительно благоприятными природно-климатическими условиями в треугольнике Суйда – Выра – Сиверская, которые создавали комфортные условия для жизни. Не случайно в XVIII – начале XX вв. именно здесь располагались многочисленные дачи и находилось излюбленное место отдыха петербуржцев. Наиболее известные дачно-курортные поселки Выра, Суйда, Сиверская расположены как раз в очагах средневекового освоения. Подобное совпадение вряд ли случайно.

Ситуация на Ижорском плато обратна той, что характерна для большинства русских земель. Расселение здесь развивалось не от долин на водоразделы («взлет на холмы» по образному выражению С.З. Чернова), а наоборот. В XII – XIII вв. осваивается и густо заселяется водораздел, и лишь в конце курганно-жальничной эпохи начинается своего рода «спуск в долины». По всей видимости, начинается этот процесс в конце XIV – XV вв. Точнее датировать его невозможно, поскольку этот период слабо обеспечен источниками. Легко картографируемые курганы уже не сооружаются, а писцовые книги еще не создаются.

Система расселения, зафиксированная первой переписью 1499/1500 г., существенно отличается от той, что маркирована распространением курганов. География расселения расширяется, погосты растут количественно и территориально. Наименее этот процесс выражен в самом «карбонатном» Дягиленском погосте: поселения рубежа XV – XVI вв. здесь сосредоточены там же, где и курганно-жальничные могильники, на протяжении XVI – начала XVII вв. появляются 8 новых и исчезают 5 старых названий. Прирост составляет всего 3 селения. Это говорит о стабильности структуры расселения в наиболее плодородной зоне.

Наиболее интенсивен рост менее плодородного Суйдовского погоста – он экстенсивно развивается вниз по течению р. Суйды и далее вниз по Оредежу. По сравнению с курганным временем население к 1500 г. продвинулось далеко на юго-восток, осваивая заболоченные участки с тяжелыми и малоплодородными моренными суглинками. В XVI – начале XVII вв. развитие погоста продолжается, шведские писцовые книги фиксируют 14 новых названий, при этом исчезает всего два старых.

Самый болотистый Грезневский погост также развивается, он дает далекий выплеск на юг: селения Кемск, Свиная Гора, Сосна, Сорочкино Болото оторваны от коренной территории погоста на 15 – 20 км (на рис. 2 не показаны) и отрезаны от нее полосой болот. Это происходит потому, что возможности ближнего расселения здесь ограничены. Грезневский погост зажат болотами на юге и западе, Суйдовским и Дягиленским погостами на севере и востоке. Подобная ситуация в XVI веке приводит к деградации погоста: шведские писцовые книги добавляют 6 новых названий, при этом 11 старых исчезают. Многие поселения этого погоста никогда не возродились и локализовать их чрезвычайно сложно, поскольку они не оставили следов в картографических источниках.
Административные границы между погостами, зафиксированные межевыми картами Ингерманландии XVII века и частично унаследованные Генеральным межеванием XVIII вв., по всей видимости, шведское новшество. До шведского господства целесообразно говорить не о границах, а о составе погоста – совокупности тянущих к нему деревень с угодьями.

Состав погостов в XVII в. менялся. После 1623 г. из Дягиленского в Славянку ушли деревни Шуглина, Шульгина, Мошна (Мозина), Замошье; в Суйдовский – Овсища и Сотское. Еще раньше в Суйдовский погост отошли Залужье и Заполье. Все эти подвижки связаны с окраинными поселениями, оказавшимися окруженными селениями соседнего погоста. Очевидно, за этими переменами стояло стремление шведских властей спрямить границы погостов и угодий, ликвидировать взаимопроникновение и чересполосицу погостских территорий. Это еще раз подтверждает принципиальную разницу в организации шведского и русского землевладения и налогообложения.

Предпринятое нами исследование далеко не окончательно. Расширение круга источников способно уточнить некоторые спорные локализации и построить более дробную хронологию рассмотренных процессов.

Источники и литература.

1. НА ИИМК РАН. Ф. 1. Д. 1903/43.
2. НА ИИМК РАН. Ф. 1. Д. 1912/108.
3. НА ИИМК РАН. Ф. 2. Д. 1927/105.
4. НА ИИМК РАН. Ф. 2. Д. 1931/69.
5. НА ИИМК РАН. Ф. 2. Д. 1931/70.
6. Бээрниельм, Й. Российские карты в крупнейших библиотеках Швеции //Санкт-Петербург и Ингерманландия в архивах Швеции. Швеция в архивах Санкт-Петербурга. СПб., 2005. С. 64 – 66.
7. Гагарина Э.И. Литологический фактор почвообразования (на примере Северо-Запада Русской равнины). СПб., 2004.
8. Дегтярев А.Я. Русская деревня в XV – XVII вв.: Очерки сельского расселения. Л. 1980.
9. Ивановский Л.К. Курганы Вотской пятины Новгородской земли // ИРАО. СПб., 1877. Т. 8. С. 225 – 230.
10. Ивановский Л. К. Курганы Водской пятины Новгородской земли // ИРАО. 1880. Т. 9. С. 93—101.
11. Карта четвертичных отложений Северо-Западной части СССР. Масштаб 1:2 500 000 / Под ред. Н.И. Апухтина и И.И. Краснова. М., 1966.
12. Лапшин В.А. Археологическая карта Ленинградской области. Часть 1: Западные районы. Л., 1990.
13. Лесман Ю.М. Хронологическая периодизация курганов Ижорского плато // Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья. Л., 1982. С. 65 – 74.
14. Макаров Н.А., Захаров С.Д., Бужилова А.П. Средневековое сельское расселение на Белом озере. М., 2001.
15. Неволин К.А. О пятинах и погостах новгородских в XVI веке // ЗИРГО. СПб., 1853.
16. Орешкин Д.Г., Мирин Д.М., Матвеев И.В. Полевая практика по геоботанике. СПб., 2004.
17. Писцовая книга Вотской пятины письма Дм. Китаева и подьячего Н.Г. Моклокова 1500 // Новгородские писцовые книги, издаваемые Археографической комиссией. СПб., 1868. Т. 3.
18. Писцовые книги Новгородской земли. СПб., 1999. Т. 2.
19. Платонова Н.И. Погосты и волости северо-западных земель Великого Новгорода // Археологическое исследование Новгородской земли. Л., 1984. С. 173 – 186..
20. Резников А.И., Степочкина О.Е. Локализация южной части русско-шведской границы 1617 года и пограничных знаков на ней // Проблемы исторического регионоведения. СПб, 2005.
21. Рябинин Е.А. Водская земля Великого Новгорода. СПб., 2001.
22. Свириденко С.В. Планы и карты Северной войны (1700 – 1721) в собрании Российской Национальной Библиотеки // Санкт-Петербург и Ингерманландия в архивах Швеции. Швеция в архивах Санкт-Петербурга. СПб., 2005. С.119 – 123.
23. Селин А.А. Историческая география Новгородской земли: Новгородский и Ладожский уезды Водской пятины. СПб., 2003.
24. Чернов С.З. Микрорегиональные исследования исторических территорий Средневековой Руси: Новые возможности, проблемы, перспективы // Средневековая Русь. М., 2007. Вып. 7. С. 237 – 274.
25. Эренсверд, У. Шведское картографирование Ингерманландии // Шведы на берегах Невы. Стокгольм, 1998. С. 18 – 25.
26. Эренсверд, У. В поисках шведских/русских карт и планов с 1959 г. // Санкт-Петербург и Ингерманландия в архивах Швеции. Швеция в архивах Санкт-Петербурга. СПб., 2005. С.130 – 153.
27. Jordebockerna ofver Ingermanland. Писцовые книги Ижорской земли. СПб. 1859. Т. 1.

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  •   Добавить комментарий

  • В блогах
  • Гатчинская музыкальная школа - юбилею области

    В рамках программы, посвящённой 90-летию  области, в Детской музыкальной школе им. М. М. Ипполитова-Иванова 20 мая состоялся концерт творческих коллективов этой школы. Вела концерт заместитель директора по учебно-воспитательной работе Наталья Михайловна Брусенцева. 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    GG: Гатчина в контакте с информацией

  • © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.