7 ноября 2008 г.
Александр Митенёв:
Наш Михаил Михайлович

Помните из детства стихи С.Я. Маршака: «День Седьмого ноября - Красный день календаря»? Подстроясь под рифму Маршака, скажу: для города Гатчины - дата очень значима.

Значима, поскольку в этом году 7 ноября исполняется 149 лет, а в следующем году - 150 лет со дня рождения нашего земляка Михаила Михайловича Ипполитова-Иванова, русского композитора. Всемирной известностью пользуется его произведение «Кавказские эскизы». Он автор нескольких опер, симфонических и камерных произведений, музыки к кинофильмам. Кстати, Ипполитов-Иванов - первый русский композитор, написавший музыку для игрового кинематографа: «Стенька Разин», «Песнь про купца Калашникова», «Волга и Сибирь». Помимо композиторской деятельности Михаил Михайлович был выдающимся дирижером, педагогом, посвятившим более 50 лет жизни воспитанию будущих музыкантов. Один из учеников Ипполитова-Иванова Рейнгольд Глиер - автор гимна Санкт-Петербурга («гимн Великому городу» из балета «Медный Всадник»).

В далекой теперь Грузии в г. Тифлисе в 1882 г. молодой выпускник Санкт-Петербургской консерватории способствовал организации отделения «Русского музыкального общества» и музыкальной школы, впоследствии преобразованной в Тбилисскую консерваторию. С 1893 г. профессор, а затем и первый выборный директор Московской консерватории (с 1918 г. ректор консерватории), Главный дирижер Большого театра, Ипполитов-Иванов в 1922 г. одним из первых в стране получил звание «Народный артист республики».

Расскажу о малоизвестных фактах из гатчинского периода жизни композитора. Некоторые из них ранее не упоминались в периодических изданиях.

В отделе рукописей Российской национальной библиотеки автобиография Михаила Михайловича, датированная 1899 годом, начинается так: «Родился в городе Гатчино 7 ноября 1859 г. Сын придворного механика. Воспитание получил домашнее».

По понятным причинам после 1917 г. в биографии Ипполитова-Иванова о его отце сообщалось как о простом рабочем, литейщике гатчинского завода. Часть правды в этом есть: род Ивановых происходит из крестьян, в царствование Екатерины II приписанных к Гатчинскому дворцовому управлению. Вот как сам Михаил Михайлович рассказывает о семье Ивановых: «Переведенный из Костромской губернии в г. Гатчину как государственный крестьянин, дед Иван Матвеевич обосновался там с женой Пелагеей Ивановной, двумя братьями и сыном Михаилом Ивановичем, моим отцом. Все они, как талантливые и сообразительные работники, быстро были отличены и выделены для дальнейшего технического образования. Дед специализировался как литейщик, а его братья были отправлены в Академию художеств; их имена впоследствии получили значительную известность. Сложные работы деда по отливке художественных произведений из бронзы (напр, люстр) создали ему славу первоклассного мастера. Работы его до сих пор восхищают знатоков литейного искусства».

В то время в Гатчине существовали стеклянный, фарфоровый заводы и мастерская механических изделий. Мастерской управлял дед будущего композитора, а отец работал в ней в качестве слесаря, со временем наследовав место заведующего. Эта небольшая фабрика механических изделий, обслуживавшая главным образом дворцовые нужды, помещалась в центре города. Мастеровые проживали в квартирках при фабрике; отец с семьей занимал прекрасный дом со службами и большим садом; впоследствии в этом доме помещался женский Мариинский монастырь».

Мать Миши, Татьяна Михайловна, была дочерью бургомистра Гатчины Захарова. У Ивановых было шестеро детей: Иван, Николай, Федор, Михаил, София и Мария. Братья Михаила служили в Гатчинском дворцовом управлении и отец очень огорчался, что никого из сыновей не удалось привлечь в мастерские для продолжения семейного дела.

Стоит пояснить, что мастерские эти находились в здании, полукругом расположенном на пересечении современных улиц Красной и Достоевского, на площади, раньше носившей название Сенной, потом Торговой (сейчас там Дворец молодежи). Дом Ивановых стоял почти напротив, на другом углу этих улиц. Теперь на этом месте – лавка Покровского собора. Сам собор, как известно, был возведен позднее, а во времена детства Ипполитова-Иванова там был разбит огромный сад с огородом, а посередине сада выкопан глубокий колодец. Колодец этот стал причиной большой семейной драмы.

В своей книге воспоминаний Михаил Михайлович пишет: «Когда мне было год и девять месяцев, я упал в глубокий колодец, находившийся в саду нашего дома, и только случайно остался жив. Падение это произошло на глазах моей матери и так поразило ее, что она заболела нервным расстройством, от которого не могла поправиться до конца жизни».

Благодаря образовавшейся по стенам колодца наледи ребенок не ударился, а скатился на глубину восьми метров, задержавшись внизу на выступающих из воды досках. На крики матери прибежали отец, соседи, фабричные рабочие. Мастеровой на бадье спустился вниз. Насквозь промокшего ребенка вытащили. Один из подоспевших на помощь соседей, известный музыкант Г.Я. Ломакин, живший на даче рядом с фабрикой, был дружен с отцом спасенного героя. Именно Ломакин первым обратил внимание на громкий и «прекрасный» голос Миши, посоветовав учить его пению. Совет бывшего учителя П.И. Чайковского оказался пророческим. И символично и знаменательно то, что разглядевший музыкальные задатки в мальчике, именем которого впоследствии назовут гатчинскую детскую музыкальную школу, Гавриил Якимович Ломакин был владельцем дома, на месте которого через 100 лет и построят эту школу!

А в семье любили петь и братья и мама. Первые музыкальные навыки Миша получил дома, а уже в 8 лет, посещая эстонскую школу при лютеранской церкви, обучился нотной грамоте, которую преподавал заведующий школой кюре мистер Иоганн.

Благодаря служившим при дворце братьям Михаил мог часто бывать во дворце и, как он сам вспоминает: «В деле моего художественного развития гатчинский дворец сыграл огромную роль».

В зале Арсенального каре находился заводной орган и когда Миша услышал марш Бетховена из «Афинских развалин», это вызвало у него нервную дрожь. Вот, что он далее пишет: «Не могу не отметить также своих впечатлений от дворцового театра, в котором иногда давали отдельные небольшие балеты, при участии артистов казенных театров; туда я проникал также при помощи своих братьев. Здесь я впервые познакомился со звуками настоящего оркестра, и был потрясен почти до нервной горячки. Дирижер оркестра казался мне каким-то магом, волшебником, по мановению палочки которого все совершалось. Вся обстановка спектакля действовала на мое воображение, и я стал проявлять впервые творческие порывы; почти бессознательно покушался я уже в то время сочинять, не имея понятия о теории и гармонии. Что я тогда сочинял, не помню, - вспоминаю только, что ноты писались на столе, на стене, в книгах, за что неоднократно доставалось автору от отца и братьев». Примерно в это время мальчик стал получать уроки скрипки у И.В. Заднепровского, псаломщика кирасирской церкви, но в 1869 году гатчинский период жизни закончился: сестра Мария Михайловна, выйдя замуж за заведующего Стюартовой биржевой артелью Семена Ипполитовича Ипполитова, уговорила отца, чтобы он отпустил Михаила в Петербург, тем более, что основные заботы по воспитанию Миши лежали на ней из-за болезни их матушки.

В доме Ипполитовых частыми бывали музыкальные вечера и на одном из таких вечеров Семен Ипполитович попросил Мишу пропеть партию Антониды в квартете из оперы Глинки «Жизнь за царя» вместо не пришедшей певицы. Как и рассчитывал хозяин дома, присутствовавшие на вечере директор Петербургской консерватории М.П. Азанчевский и руководитель хора Г.Ф Львовский, удивились, как чисто и без подготовки (как говорят в таких случаях музыканты – «с листа»), пропел мальчик партию. Судьба его была решена: в 1872 г. Львовский устроил его в музыкальные классы при капелле Исаакиевского собора, а в 1875 г. при помощи Азанчевского он был зачислен бесплатным учеником Петербургской консерватории.

Заканчивал консерваторию Михаил Михайлович в 1882 г. по классу композиции у профессора Н.А. Римского-Корсакова. Поэтому в последующих сочинениях М.М. будет чувствоваться творческая близость к Римскому-Корсакову и ко всей «могучей кучке», Балакиреву, Бородину, Кюи, Мусоргскому, с которыми познакомился благодаря своему учителю. А дружба с Петром Ильичем Чайковским продлится до самой смерти последнего. У нашего Михаила Михайловича был полный тезка Иванов, музыкальный критик и бездарный (по отзывам современников) композитор. И Антон Григорьевич Рубинштейн посоветовал М.М. двойную фамилию. В честь сестры и ее мужа, обеспечивших Михаилу Михайловичу музыкальное образование, он добавил к своей фамилии фамилию Ипполитов.

В этом очерке не ставится задача разбора произведений и анализа творчества М.М., а хочется рассказать о его жизни.

Спутницей и верным другом М.М. была его жена. Приведу отрывок из книги одного из директоров московского отделения Русского музыкального общества Ивана фон Нолькена, не переиздававшейся, поскольку Нолькен эмигрировал после революции: «На заре своей молодости многообещающий композитор влюбился в очень известную на юге России певицу Варвару Михайловну Зарудную. Не взирая на протесты родных Зарудной, дочери богатого помещика, юная певица вышла замуж за Михаила Михайловича. Таких образцовых, заботливых и внимательных друг к другу супругов я редко встречал».

У четы не было детей. Однажды в Тифлисе, где Варвара Михайловна пела, а муж ее дирижировал в оперном театре, после блестящего спектакля с множеством поднесенных цветов Ипполитовы вернулись домой. Когда Варвара Михайловна начала переодеваться, вдруг прибегает к ней кухарка и сообщает: - Нам, барыня, ребенка подкинули. В корзинке лежала и мирно спала крохотная девочка. Там же лежала записка, в которой был указан день рождения ребенка и говорилось, что он не крещен.

- И отлично, - невозмутимо, как потом передавала одна из свидетельниц этой сцены, ответила певица, - я возьму девочку, а назову ее... Я сегодня пела Татьяну в Онегине», так пусть моя приемная дочь будет Татьяной.

Как вспоминал фон Нолькен: «Таню чета не только удочерила, не только дала ей образование, но и полюбила, как родную дочь. Таня отплатила своим приемным родителям полной взаимностью чувств. Перед войной она вышла замуж за одного земского начальника. Во время революции ей пришлось с мужем, к большому горю Ипполитовых, покинуть Москву».

1905 год. Революционные ветры не обошли стороной Московскую консерваторию: М.М. участвует в борьбе консерваторской профессуры с дирекцией за автономию учебного заведения, а когда право выборности было завоевано, М.М. стал первым выборным директором консерватории. Один из бывших студентов музыковед Сергей Михайлович Чемоданов писал про М.М.: «как директор он был одинаково любим и профессорами и учащимися за его прямоту, искренность, всегдашнюю невозмутимость и душевное отношение ко всем, кому приходилось с ним встречаться». В 1905 г. были случаи, когда Ипполитову-Иванову приходилось вызволять из полиции студентов, арестованных во время волнений.

Профессор консерватории Варвара Михайловна в молодости считалась одной из лучших оперных певиц. О ее таланте с восторгом отзывался П.И. Чайковский. Ученики стремились попасть в ее класс. Из записок С.М. Чемоданова: «Целые дни Ипполитовы-Ивановы проводили в консерватории за работой, и только поздно вечером они отдыхали в кругу близких друзей и знакомых». У Ипполитовых была квартира при консерватории.

Из записей А.К. Корсовой-Чумаковой: «В квартире у Ипполитовых всегда пели. В шести комнатах из 7 стояли инструменты и в каждой комнате кто-нибудь из учащихся занимался, даже в кабинете М.М. На свои средства М.М. и В.М. организовали оперную студию им. П.И. Чайковского».

Счастливый случай вторично спас от гибели в 1917 году: они жили в консерватории на Большой Никитской. И вот во время многодневного обстрела Москвы в окно гостиной попал снаряд.Вся семья сидела в это время в столовой, находившейся рядом. Посыпались стекла, штукатурка; снаряд застрял в стене. Вся семья спешно перебралась в подвал.

Февральская и Октябрьская революции не прервали педагогическую и концертную деятельность Ивановых, а во время НЭПа по распоряжению Варвары Михайловны очень много семейных ценностей было отправлено в ТОРГСИН, и на эти деньги покупались продукты, так как почти ежедневно приходилось кормить довольно большую группу людей: артистов, знакомых и незнакомых людей у себя дома.

Особо в воспоминаниях современников отмечается бережное, чуткое отношение М.М. к окружающим его людям. В.А. Власов: «Шел спектакль «Князь Игорь» под управлением Ипполитова-Иванова. В «Половецких плясках» есть труднейшая перекличка гобоя с кларнетом. Гобоист не вступил вовремя, и весь эпизод чуть не рассыпался. Мих. Мих. улыбнулся и сказал в адрес провинившегося: «Эх, ворона!» Один из представителей дирекции кричал в антракте: «Убить его мало!!» - «За что? - спросил Михаил Михайлович - С человеком все может случиться. А с музыкантом надо всегда обращаться ласково, и тогда он будет играть с душой, тепло». Пожалуй, в этом весь облик М.М. И-И».

Организатор в 1929 г. и первый директор детской музыкальной школы г. Гатчины Дмитрий Петрович Губарев, связанный общей работой с М.М. еще до 1900 года в Русском Императорском музыкальном обществе, предложил после смерти Михаила Михайловича присвоить его имя музыкальной школе и в 1936 г. школа стала называться школой им. Ипполитова-Иванова.

Есть еще одна, длящаяся до сих пор связь Ипполитова-Иванова с музыкальной Гатчиной: создатель в Гатчине в 1950 г первого оркестра баянистов Федор Федорович Савин, еще студентом изучая творчество композитора, узнал, что М.М. Ипполитов-Иванов очень много сделал для популяризации гармоники и превращения ее из инструмента чисто фольклорного в инструмент, на котором можно исполнять серьезную музыку и в то же время инструмент, доступный широкому кругу людей, стремящихся приобщиться к искусству. Ипполитов-Иванов в 1926 г. задумал проведение в нашей стране конкурсов гармонистов и возглавлял жюри; а победители конкурсов сразу поступали учиться в музыкальные заведения. Можно сказать, что М.М. создал предпосылки для будущего признания сильной школы баяна и аккордеона в своем родном городе. Молодой учитель музыки Савин продолжил работу, начатую М.М. по популяризации гармоники.

1957 год. Оркестр Ф.Ф. Савина на фестивале в Москве исполняет «Кавказские эскизы» М.М. Ипполитова-Иванова. Успех превзошел самые смелые ожидания: Лауреатом фестиваля стал оркестр баянистов детской музыкальной школы из Гатчины. Он был награжден Большой медалью фестиваля, получил грамоту ЦК ВЛКСМ! В 2009 году исполнится 150 лет М.М. Ипполитову-Иванову. У музыкальной общественности города и комитета по культуре есть время для подготовки к юбилею, а прекрасные музыканты, труженицы-педагоги школы имени Ипполитова-Иванова на своих уроках могут рассказывать как о примере бескорыстного служения музыке о жизни нашего Михаила Михайловича.

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  •   Добавить комментарий

  • В блогах
  • Гатчинская музыкальная школа - юбилею области

    В рамках программы, посвящённой 90-летию  области, в Детской музыкальной школе им. М. М. Ипполитова-Иванова 20 мая состоялся концерт творческих коллективов этой школы. Вела концерт заместитель директора по учебно-воспитательной работе Наталья Михайловна Брусенцева. 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    GG: Гатчина в контакте с информацией

  • © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.