2 августа 2009 г.
Александр Митенёв:
Антон Лакс, вольнодумец и губернатор

На территории Новгородского Десятинного монастыря в 2007 году археологи обнаружили остатки разрушенного в 1920-х годах прошлого века монастырского кладбища, кладбищенской ограды и церкви Всех Святых и установили, что погребения некрополя находятся здесь. Среди них - губернатор Лакс, родные и близкие художника Мстислава Добужинского и композитора Сергея Рахманинова, два контр-адмирала, четыре генерала, представители церкви. Всего документально установлены фамилии 35 новгородцев. На этом месте в 2008 году был создан мемориальный комплекс.

Многие гатчинцы удивятся, услышав, что Гатчина – родина жандармов. Тем не менее, это – исторический факт: Гатчина– родина российских жандармов.

Первый жандармский полк в России появился в 1892 г., сформированный из гатчинских войск цесаревича Павла Петровича. Созданная конница иногда называлась кирасирским полком. Пять лет спустя император Павел I включил гатчинских жандармов в лейб-гвардии Конный полк. В 1815 году Александром I учреждается лейб-гвардии жандармский полуэскадрон, ставший преемником жандармского Гатчинского полка.

Окончательно корпус жандармов в составе Третьего отделения собственной канцелярии Его Императорского Величества под начальством Александра Христофоровича Бенкендорфа сложился в 1826 году. В ведение Третьего отделения входило: все распоряжения и извещения по всем случаям высшей полиции; сведения о числе существующих в государстве разных сект и расколов; известия об открытиях по фальшивым ассигнациям, монетам, штемпелям и прочее; корпус жандармов занимался не только политическим сыском, но и борьбой с коррупцией, выявлял злоупотребления чиновников.

Кстати, А.Х. Бенкендорф выступил в 1839 году за постепенную отмену крепостного права, подал идею создания бесплатных больниц для чернорабочих обеих столиц, поддержал Николая I в вопросе строительства железных дорог в России, против чего на совещании особого комитета было большинство министров.

Назначая А.Х. Бенкендорфа шефом жандармов, Николай I вручил ему носовой платок со словами: «Вот Вам высокая цель: чем больше Вы утрете слезы вдов и сирот, тем больше Вы сделаете». (Белый платок с тех пор – символ российского жандарма).

А как можно было стать жандармом? Очень просто: надо было только потратить приданое жены, как это случилось с одним московским либералом.

...Однажды на прием к шефу жандармов князю Василию Андреевичу Долгорукову явился молодой артиллерийский офицер по фамилии Лакс, известный в литературных кругах Москвы как издатель журнала «Московское обозрение». Представ перед начальником секретной службы Его Величества, руководителем III отделения, занимающегося вопросами безопасности Российской Империи, офицер попросил принять его на службу в корпус жандармов.

Удивленный князь отвечал, что просто так без рекомендаций, без проверки не принимают на службу, которая требует по серьезному характеру своей деятельности наиболее тщательного подбора лиц. -Но Ваше сиятельство должны знать меня, возразил капитан Лакс.

-Как так? Удивился князь Долгоруков.

-Я имею честь находиться под надзором 3-го отделения: я принужден был закрыть свой журнал по обвинению меня в распространении неблагонамеренных, вредных идей, короче говоря, я, Ваше сиятельство, по мнению 3-го отделения, - вредный человек, хотя таким себя не считаю.

Нужно ли прибавить, что кн. В.А. Долгоруков смотрел во все глаза на смелого офицера и не верил своим ушам.

-И Вы… приходите проситься в наше ведомство? рассмеялся князь.


-Именно, Ваше сиятельство, так как по опыту уж знаю, как иногда несправедливо пишется история. При этом капитан Лакс подробно рассказал князю свою эпопею.

На другой же день после этого любопытного разговора Антон Иванович Лакс был определен в корпус жандармов.

Согласно воспоминаниям А. Таборовского, сослуживца Лакса по кадетскому корпусу, приведенный диалог состоялся в 1862 году, когда А.И. приехал из Москвы в Петербург «не для развлечений, а искать места, так как журнал его закрыт и сам Лакс, по неблагонадежности, отставлен от службы. Это увольнение от службы было распоряжением начальства военно-учебных заведений в последствие закрытия его журнала. Он потерял на этом издании до 30 т. рублей, - все приданое его жены. Не имея засим никакого состояния, обогащенный лишь порядочной семьей, он решил поступить именно в жандармское ведомство, по распоряжению которого с ним и случилась вся беда, рассчитывая, что на этом поприще, его дамокловом мече, он сумеет также усердно и честно служить, как и на всяком другом».

Что же за личность был этот офицер, таким вот оригинальным способом перешедший на службу в столь серьезное ведомство? Два года архивных поисков позволили воссоздать его биографию.

Антон Иванович Лакс, будущий российский губернатор, родился 2 января 1825 года в посаде Сольцы, что в 80 км юго-западнее Великого Новгорода в семье артиллерийского офицера Ивана Петровича Лакса, имевшего немецкие корни, и дворянки Екатерины Васильевны фон-Вульф, дальней родственнице Вульфов, известных своей дружбой с А.С. Пушкиным. (Кстати, Александр Сергеевич нарисовал дружеский шарж на родного дядю Екатерины Васильевны, генерала Шульмана Ф.М., героя войны 1812 г.).

Первые годы своего младенчества Антон провел в г. Вышний-Волочек Тверской губернии и в Старой-Руссе Новгородской губернии, куда отца перевели по службе. В 1831 г. отец Антона, майор гренадерского корпуса, участвовал в польской компании, а Старая-Русса оказалась в центре мятежа военных поселян. Семейство чудом не погибло во время страшного холерного бунта и, по свидетельству очевидца: «благодаря только счастливой случайности и доброте души мамы Антона, Екатерины Васильевны, избегло истязаний или смерти, постигших там многих служащих или членов их семейств».

Когда Антону исполнилось 9 лет, Екатерина Васильевна отправила его с младшим братом в Петербург к дяде Федору Максимовичу, занимавшему тогда важный чин по артиллерийскому ведомству, и жившей в его доме своей родной сестре, на попечение которой и были отданы мальчики.

Антон в Петербурге проучился в лютеранском Анненском училище (Annien Schule) около 2-х лет и в январе 1836 года снова оказался на Новгородчине, будучи принят в Новгородский графа Аракчеева кадетский корпус, третьим выпуском кадет был перемещен в Дворянский полк, прослужив в котором 3 года, прапорщиком выпущен в 9-ю артиллерийскую бригаду, а оттуда по воле командования переведен в легкую № 8 батарею, находившуюся в Сольцах.

Конечно, хоть и хорошо оказаться вновь в родных краях, но жизнь строевого офицера не соответствовала его потребности приносить гораздо большую пользу. Вот как сам Лакс писал об этом: «Всегдашнею моею мыслью было поступить учителем истории в один из кадетских корпусов». Антон Иванович подает рапорт начальнику дивизии о переводе в Александровский кадетский корпус, где имелась вакансия преподавателя истории.

В 1846 г. перевод состоялся и Лакс начал свою преподавательскую деятельность. Изучением истории и философии А.И. будет заниматься всю жизнь. Но преподавать ему пришлось вскорости не историю, а математику, так как из штаба военных учебных заведений пришло уведомление, что артиллерийским офицерам воспрещено (по определению учебного комитета) на будущее время преподавать политические науки и что они могут быть только учителями математики и военных наук.

Таким образом, пришлось переменить предмет преподавания и взяться за математику. «Математиком, - писал Лакс, - я никогда не был и не имел ни малейшей склонности к этому предмету, но мысль лишиться уроков и, следовательно, и средств к жизни, заставила меня преодолеть все трудности. Я предался своим новым занятиям со всем усердием, просиживая целые дни над решением задач и при помощи добрых сослуживцев, подготовил себя настолько, что был в состоянии давать уроки начальной математики. Перед началом третьего учебного года я, по представлению директора Александровского Брестского кадетского корпуса, был переведен репетитором математических наук в этот корпус и с августа месяца начал новую свою деятельность».

В октябре месяце 1847 г. А.И. Лакс, в чине прапорщика, был назначен по полевой пешей артиллерии, затем в 1851 году уже в чине поручика, перечислен в Сибирский кадетский корпус. Путь следовал из Брест-Литовска через Москву в Сибирь, но склонность к литературной деятельности и определенные родственные связи (дядя по матери генерал Шульман и отец жены Лакса Наталии Алексеевны генерал Балбеков) способствовали перемене Сибири на Москву: А.И. определен был в Московский Александровский Сиротский кадетский корпус в качестве репетитора. Забегая вперед, скажу, что Сибири Антон Иванович еще послужит сполна!

Теперь о журнале и неудачной издательской деятельности Лакса. После смерти императора Николая I наметилась некоторая либерализация в обществе. Время требовало новой журналистики, и вот группа молодых москвичей, причастных к литературе, в среде которых был и Антон Иванович, задумала издание наподобие английского reviews: четыре раза в год должны были выходить объемистые книжки, где в первом отделе были бы статьи научного содержания, критические этюды, литературные обозрения, а дальше – вольная библиография, русская и иностранная.

Редакция составилась из К.Н. Бестужева-Рюмина, Н.В. Альбертини, Я.А. Розенблата. Вот отрывок из воспоминаний Бестужева-Рюмина: «Как-то весною зашли ко мне мой университетский товарищ Н.В. Альбертини и офицер 3-го корпуса А.И. Лакс. Я их обоих знаю давно. Придя ко мне они изложили свой план: издавать журнал наподобие английского Антея. Я предложил им план Эдинбургского Обозрения. План понравился; английское же обыкновение не подписывать статьи мы сохранили, так что публика знала только Лакса».

Рассчитывали на успех издания, покроющий расходы Лакса, вложившего в издательство и на гонорары авторам 30 тысяч рублей, но журнал посчитали вредным…. Вышло в 1859 г. всего две книги «Московского обозрения». Пострадал за вольнодумство только издатель Лакс, не написавший в своем журнале ни строчки! Деньги пропали, но для Антона Ивановича началась новая жизнь.

В 1859 г. Лакс, майор Отдельного корпуса жандармов, в качестве жандармского штаб-офицера приступил к службе в Пензенской губернии. Первым серьезным испытанием его как чиновника по особым поручениям и проверкой его нравственных качеств послужили крестьянские волнения 1861 г. в Пензенской губернии, где в некоторых уездах крестьяне, не понимая смысла положения об освобождении крестьян, оказали неповиновение и возмутились. По уездам Керенскому и Чембарскому возмущения эти достигли таких размеров, что представилось необходимым послать в некоторые селения войска для усмирения неповинующихся. В тех местах, в которых побывал Лакс, причем без оружия и без охраны, благодаря его усилиям и беседам с крестьянами порядок был восстановлен без насилия, а в других местах солдатам отдавали приказ стрелять.

Вот как об этих событиях писал сам Антон Иванович: «Мятеж ... был вызван не минутным увлечением, а целыми десятками лет гнета, который испытывали крестьяне от управляющих помещичьими имениями». Современник вспоминал: «Лаксу петербургское общество, между прочим, обязано сохранением, а затем и возвращением из ссылки одного из даровитых и высокообразованных публицистов-писателей: мы говорим о Николае Викентьевиче Альбертини». Полковник Лакс, курировавший в 1885-1887 гг. Архангельскую губернию, оказал все от него зависящее, дабы устроить Альбертини на государственную службу, а потом и возвращение в Петербург.

В 1887-1870 гг. Антон Иванович назначается начальником Тобольского губернского жандармского управления. Уникальный случай в истории Российской империи: управлял в это время губернией самый «демократичный» и лучший из сибирских губернаторов А. И. Деспод-Зенович, а «оком государевым» был самый либеральный жандарм Лакс. Везде отличали его бескорыстие и порядочность. По настоянию Лакса были смещены со своих постов два сибирских губернатора Чебыкин и Соллогуб, уличенные в мздоимстве и казнокрадстве.

С 1871 по 1887 гг. Антон Иванович служил начальником сначала Эстляндского, а затем Лифляндского губернских жандармских управлений, уже в чине генерал-майора. Высокой оценкой 17 лет службы в Прибалтийском крае явилось награждение его редким орденом Владимира со звездою.

В 1887 г. император Александр III подготовил указ о назначении Лакса губернатором Лифляндии, но министерство внутренних дел убедило царя поставить Лакса во главе Томской губернии, и 20 мая А.И. прибыл на пароходе «Беленченко» со своим семейством в Томск. (Антон Иванович женат два раза; от первого брака у него был сын Юрий Лакс, служивший в Гатчинском Сиротском Николаевском Институте преподавателем музыки и пения. Наверное, Юрий Лакс - один из немногих русских мужчин, в 1871 г. побывавших на баррикадах Парижской коммуны! Но это другая уже история).

У Антона Ивановича и Евдокии Михайловны в 1882 г. родилась дочь Люба. Родители отправились в Томск с дочерью. Первым шагом А.И. на новом поприще было назначение редактора прогрессивной газеты известного этнографа Александра Адрианова своим помощником: газета «Восточное обозрение» писала: «В мае I887 г. "вступил В управление Высочайше вверенной ему губернией" новый томский губернатор А.И. Лакс, человек либерально настроенный и неподкупный; а уже на следующий день он издал указ о назначении Адрианова на должность чи¬новника по особым поручениям Томского общего губернского управления и секретаря губернского статистического комитета (в 1860-х годах Лакс жил в Тобольске и был другом губернатора, хорошо знавшего семью Адриановых и теперь рекомендовавшего ему Александра Васильевича). Назначение было тем более уди¬вительно, что Адрианова причисляли к партии "непримиримых", обвиняли в сепаратизме и разных других измах и уговаривали Лакса не принимать такого человека на службу.

Вторым шагом А.И. была поездка с Адриановым на ревизию по губернии, которая "наперекор всяким обычаям и традициям" прошла в усиленном тру¬де, без обедов с шампанским в городах, без встреч и проводов».

За неполный год службы в Томске Лакс сумел победить «водочную мафию» в крае (купеческие винные тузы приносили огромный ущерб казне), сменил полностью полицейское управление. То, с чем пришлось А.И. столкнуться в Томской губернии, вполне описано в «Восточном обозрении» в 1888 году: «Здесь он скоро убедился, что попал в авгиевы конюшни. Это заставило его запереть двери своего дома, отказаться от близких знакомств. Некоторые объясняют это нелюдимостью его; это не верно.

Лакс был очень общительный, мягкий и живой человек, любивший побеседовать: в Риге, нам известно, он жил открыто, имел много близких людей. Что ему было делать здесь, когда он видел, что общественных интересов нет, купечество помешано на обедах и выпивках с неизбежною короткостью и панибратством в отношениях с губернаторами».

Для нас же представляет интерес внутренний мир А. И., в котором он черпал свои силы. Всю его жизнь, почти до самого смертного часа, любимым его занятием было занятие философией вообще и в частности Шопенгауэром, которого он любил и которому следовал. Распродав в Риге свою большую библиотеку, он увез с собою в Томск до полутора сот томов книг, по преимуществу философов. Печатался сам он редко в силу закрытого характера своей службы, а отчасти - из скромности.

Тем не менее, читающая публика высоко оценила его интересную статью о прибалтийском крае, помещенную в «Живописной России». Недавно я отыскал в РНБ Санкт-Петербурга опубликованное в 1858 г. эссе Лакса «Эпизод из рыцарских времен XVI века» с глубоким анализом общественных отношений и нравов.

Жизнь Александра Ивановича оборвалась 1 апреля 1888 года. «1 сего апреля, в 4 часа 15 минут дня, скончался после непродолжительной, но тяжелой болезни (восп. легких) Томский губернатор Ген-м. Антон Иванович Лакс. Заболел А.И. 27 марта и тотчас же слег в постель. Болезнь с самого начала приняла угрожающую форму, так что потребовался консилиум врачей, но, к сожалению, усилия их не привели к желаемой цели. На пятые сутки болезни, А.И., находясь в бессознательном состоянии, был соборован Преосвященнейшим Исаакием, совместно с духовенством, и вскоре после этого умер.

Тело А. И. предано земле 4 апреля при церкви Томского Алексеевского мужского монастыря, с подобающею, в этом случае, церемониею. Процессия погребения была сопровождаема Преосвященным Иссакием с полным составом духовенства и хором певчих, и представителями разных ведомств и сословий в полной парадной форме, учащими и учащимися всех учебных заведений, военным батальоном со знаменем и хором духовой музыки.

Катафалк и гроб были украшены гирляндами зелени и венками из цветов, возложенных от чинов разных ведомств и представителей сословных учреждений» (из некролога в губернских новостях). Стоит добавить: по воспоминаниям современников, А.И. Лакса провожал весь Томск, и процессия растянулась через город от дома губернатора до Алексеевского монастыря.

Безутешная вдова получила разрешение на перезахоронение А.И. на родине в Новгородском женском Десятинном монастыре. На его могиле был поставлен памятник, на котором надпись гласила: «Здесь похоронен Томский губернатор, Генерал-майор Антон Иванович Лакс. Родился 2 января 1825 года в Посаде Сольцы, скончался в Томске 1 апреля 1888 года».

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  •   Добавить комментарий

  • В блогах
  • Просто накипело

    Друзья! хочу поделиться. Это уже даже не крик души - это крик негодования и ярости! Да, я в ярости, т.к. час назад вышла из маршрутки 18 А, которая разбила себе подвеску на въезде в наш славный и мною горячо любимый город. (Спасибо водителю, что довез!) Но это просто возмутительно! Возмутительно, мерзко, отвратительно то, как относятся власти к нам, людям! Вероятно власти Гатчины считают, что мы передвигаемся на гужевом транспорте по таким дорогам, ибо на транспорте 21 века по ним ездить просто нельзя! Вероятно власти г. Гатчины считают, что в Мариенбурге люди совсем не живут ибо те кратеры и ямы в асфальте дорогой назвать - язык не поворачивается. Вероятно те люди, которые дают указания засыпать эти бездонные дыры грязной землей смешанной с асфальтовой крошкой - сами громко смеются над результатом своих указаний и рассказывают как же ловко им удается "реставрировать дороги!" и обманывать людей! Так вот, я открыто заявляю, что это мерзко и отвратительно! Мне бесконечно жаль, что вы, чиновники г. Гатчины, отвечающие за дороги в городе, так относитесь к людям! Мне бесконечно стыдно за вас, за то, что вы превратили блистательный город с такой великолепной архитектурой и историей, город, выживший в годы Великой Отечественной Войны - в нищий, разбитый уездный, провинциальный городок! Вы - бесчестные и бессовестные обманщики! 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    Профессиональная видеосъемка в Петербурге

  • © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.