14 августа 2009 г.
Александр Митенёв:
Музыкальная история с трагическим финалом (продолжение очерка о гатчинских Лаксах)

Юрий Антонович Лакс родился 19 октября 1851 года в Москве, где в то время его отец служил преподавателем в Московском Александровском Сиротском кадетском корпусе. Мама Юры, Наталия Алексеевна, - из дворян Балбековых, дочь умершего в 1845 г. боевого генерала.

Юра до 1861 г. жил в Москве, а потом Лаксы обосновались в Петербурге, так как Антон Иванович был переведен в жандармское ведомство. Семья переезжала из одного города в другой соответственно новым назначениям по службе Антона Ивановича.

В 1868 г. Юра оказался в Тобольске, где сдавал экзамен за шестой класс в Тобольской классической гимназии. Его отец в те годы – Начальник Тобольского жандармского управления.

…Снова Петербург. Юрий учится музыке у педагогов Санкт-Петербургской консерватории, беря в течение 3-х лет уроки скрипки у профессора Вейсмана, и 1 год учится у самого профессора Ауэра. Но происходит неожиданное…

В предыдущем очерке я рассказал, как молодой преподаватель кадетского корпуса, издатель вольнолюбивого критического журнала «Московское обозрение», в одночасье превратился в жандармского офицера. С сыном история повторяется, только происходит все наоборот: у высокопоставленного чиновника из ведомства, охраняющего устои монархии, отпрыск становится революционером!

Есть упоминание о Ю.А. Лаксе в книге «Пройденное» бывшего воспитанника Гатчинского Сиротского Института Дмитрия Николаевича Лебедева (1901-1979), музыканта, руководителя Ленинградской областной филармонии: «Композитор Юрий Антонович Лакс преподавал музыку и пение, руководил институтским оркестром и хором. Удивительно, как он, участник Парижской коммуны, вообще попал в институт ведомства Ее Величества Императрицы Марии Федоровны. Мы смотрели на него с восторгом, как на историческую личность».

Замечательно то, именно отец и способствовал появлению Юрия на баррикадах Парижа! (Не намеренно, конечно).

А всему виной музыка: было решено продолжить обучение в лучшей европейской консерватории, Лейпцигской, и в 1870 г. Антон Иванович оформляет сыну заграничный паспорт для поездки в Германию. Из Лепцигской консерватории мне прислали документы, в которых указано, что Юрий прибыл в Германию по паспорту, оформленному «г. Антоном Лаксом, полковником управления жандармерии в Санкт-Петербурге». Уместно напомнить, что эта ветвь российских Лаксов имеет немецкие корни, и Юрий прекрасно владел немецким языком. Учился Юра в консерватории с 1870 по 1873 г. Где же баррикады?

Вот что сам Юрий Антонович в 1925 году написал в своих воспоминаниях, опубликованных в 1925 г. в журнале «Красная Нива»: « В 1870 году я поехал в Германию в г. Лейпциг. Поступил там в Консерваторию, чтобы завершить свое музыкальное образование. В Лейпциге я случайно нанял меблированную комнату именно там, где жил известный социал-демократ Вильгельм Либкнехт, отец Карла Либкнехта, которого я видел в пеленках - родившегося в 1872 г. Я с Либкнехтом познакомился. Мы с ним скоро сошлись, несмотря на разность лет. Ему было 44 года, мне 19 лет. Частые с ним собеседования совершенно обновили меня. Сложился совершенно другой взгляд на жизнь, в особенности на жизнь рабочего класса и крестьянина. Он мне много давал читать Лассаля, Энгельса, Маркса.

Я внимательно и с большим увлечением принялся изучать это новое для меня учение и, в конце концов, сделался идейным коммунистом. В 1871 году, марте месяце, я прочитал в газетах, что в Париже вспыхнуло восстание и провозглашена Коммуна; недолго думая, я решил немедленно ехать в Париж и послужить той идее, которою был всецело проникнут».

Легко пробравшись в первых числах апреля в осажденный Париж, Лакс явился к генералу Клюзере, руководившему обороной города. Лакс пишет: «Узнав, что я русский и желаю поступить волонтером в национальную гвардию, наотрез отказал мне в этой просьбе, а согласился только на назначение меня санитаром в военный госпиталь». Уже 6 апреля Лакс попадает на передовую позицию на баррикаду у моста Нельи.


Есть известная картина Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах», где символом революции 1830 г. стала француженка. На картине, изображающей баррикады 1871 года, героиней могла бы стать родственница композитора Модеста Мусоргского и его ученица русская коммунарка Елизавета Лукинична Дмитриева (Томановская), соратница Лакса.

Вот отрывок из книги о Дмитриевой авторов Н. Ефремовой и Н. Иванова. Там есть эпизод, где женщины - коммунарки призывали к наступлению: «Построившись в колонну, женщины двинулись по направлению к Версалю. В завязавшемся бою одному из его участников, Ю. Лаксу, довелось быть рядом с двумя женщинами, которые своей энергичной смелостью воодушевляли солдат. Это были учительница Луиза Мишель и Елизавета Дмитриева».

Наступление на Версаль кончилось неудачей, и через 2 дня Лакс вернулся в госпиталь. Дальнейшие события Лакс описывает так: «Дороговизна становилась все ощутительнее, съестные припасы с каждым днем становились все дороже, жить становилось все труднее и труднее, в особенности рабочему классу. Жалование нам не платили, и мои денежные ресурсы подходили к концу, так как при скудном питании больных, мне приходилось на свои деньги покупать им съестное, чтобы поддержать их силы. И все же, несмотря на мои заботы, трое больных умерли от истощения.

Не видя впереди никакого просвета и исхода, и для большинства - явное падение Парижа, я, по совету моих сотоварищей, решил попытаться оставить Париж; и вот после того, как версальцы разгромили форт Исси, парижские войска его покинули, а версальцы его не заняли, боясь, вероятно, взрывов или засады, дорога оказалась свободной, - я ночью 30 апреля ползком пролез мимо аванпостов и выбрался благополучно за пределы фортов и пешком с большими трудностями добрался до Страсбурга. Денег не было, пришлось продать последний ресурс – часы и на вырученные деньги доехал до Лейпцига».

Не ясно, узнал ли А.И. Лакс о революционных похождениях сына, но только известно, что вернувшись из Германии, Юрий с отцом отправляется в Прибалтику, куда отца назначили в Эстляндскую губернию начальником управления; и Юрий в мае 1875 года начинает, если можно так выразиться, свою трудовую деятельность: определен в канцелярию Начальника Эстляндской губернии для письменных дел.


Мирный канцелярский труд прерывает начавшаяся русско-турецкая война 1877-1878 гг. Русское общество восторженно восприняло начало войны: помощь братьям славянам! Век спустя, эхом той войны в СССР были импортные болгарские сигареты «Шипка».

Умолкает ли музыка, когда грохочут пушки? Нет, конечно, только в ней не слышно скрипок, а звенит медь труб, бьют барабаны.

Юра уходит добровольцем на войну. Он - капельмейстер военного оркестра в 96 Омском пехотном полку. Кстати, в истории этого полка есть гатчинский эпизод. В архиве Главного штаба сохранился указ Павла I Шефу полка: «Господин Генерал-Лейтенант Гвоздев. Приготовя вверенный Вам полк к выступлению в поход, повелеваю выступить из непременных квартир 9-го будущего июля по приложенному здесь маршруту в Гатчино, куда следует Вам прибыть к 1-му числу августа. Павел».

Теперь полк выступил из Санкт-Петербурга в поход на Балканы.


Полк в составе 4-й резервной дивизии, начальником которой был генерал-лейтенант Александр Карлович Шульман, принял участие в обороне Шипкинского перевала, 17 ноября и 1 декабря отбивал наступление турок, а 7 января 1878 г. занял Журжу.

По окончании войны 10 линейных, 3 стрелковые роты и музыкантская команда полка с капельмейстером Юрием Антоновичем Лаксом погрузились на крейсер «Россия». 17 сентября полк прибыл в Одессу. На мундире Лакса была медаль за войну 1877-1878 гг.





28 декабря 1888 года согласно прошению и по резолюции Почетного опекуна, управляющего Гатчинским Сиротским Николаевским Институтом, Лакс определен на 4-х месячный опыт учителем пения и музыки.


Бунтарская, боевая юность позади. Все последующие годы Юрий Антонович будет гатчинским педагогом. В этот город Лакс попал не случайно: здесь жила вдова двоюродного деда Юрия генерал-лейтенанта Рудольфа Густавовича Шульмана Амалия Борисовна.

40 лет прослужил Юрий Антонович Лакс в Гатчинском Сиротском Институте им. Императора Николая I. Преподавал музыку, светское пение. Был известен и как композитор. Им написана музыка к драматическим произведениям, он автор нескольких романсов.

В Гатчине исполнялась кантата на музыку Лакса, посвященная 100-летнему юбилею Гатчинского Сиротского Института; в СПб в публичной библиотеке хранится изданное в 1913 г. произведение «На рубеже смутного времени и зачинающейся новой зари». Это – драматические картины о подвиге Ивана Сусанина, музыку к которым написал Ю. Лакс на текст М. Гейштора (Михаил Константинович Гейштор назначен директором Гатчинского Сиротского Института в 1906 году).


Юрий Антонович незаслуженно забыт, хотя он интересен не только, как преподаватель в Сиротском Институте.

В 1899 г. Юрий Лакс, поддержанный начальником Гатчинского Дворцового управления Константином Карловичем Гернетом, создал при Гатчинском комитете попечительства о народной трезвости народный оркестр и ввел в состав оркестра балалайки. До Лакса только знаменитый Андреев в Петербурге собрал оркестр балалаечников.

После 1917 г. Лакс руководил в нашем городе Гатчинской консерваторией! (сведения найдены в архиве ЦГА СПб). К сожалению, ее отделение вскоре было Наркомпросом закрыто.

У Юрия Антоновича и Клары Христофоровны, урожденной Гесслер, родился 7 ноября 1885 года сын Михаил. Еще Лаксы воспитывали приемного сына Константина. Оба обучались в Гатчинском Сиротском Институте.


Михаил получил аттестат с одними пятерками. «Бывшему воспитаннику Института Михаилу Лаксу пожалована Его Императорским Высочеством Государем Наследником и Великим Князем Михаилом Александровичем виолончель» (ф. 751 ЦГА СПб).

Иногда я задаю себе вопрос: как сложилась бы судьба Михаила, если бы он стал музыкантом, а не ученым?

Наверное, виолончель была знаком Судьбы, но этому знаку юный Лакс не внял. Он поступил в электротехнический институт им. Александра III, после окончания которого по протекции родственника Густава Александровича Шульмана, начальника Службы пути Северо-Западных железных дорог, заведовал службой телеграфа в Главном правлении железной дороги.

В 1914 г. началась война с Германией. Ответственная должность на стратегической железной дороге обязывала изменить фамилию с немецким звучанием. Теперь он Юрьев.

После 1917 года Михаил Юрьев с женой уезжает в Москву, где начинается его преподавательская деятельность. Он в Московском Электротехническом институте читает лекции по электросвязи и телеграфу. Профессор Юрьев - автор нескольких учебников.

Есть очень любопытный рассказ академика А.Л. Минца о поручении правительства в середине 20-х годов обеспечить радиотрансляции с Красной площади и наладить передачи из Большого театра: «Вскоре мы решили, что нужно попытаться вести передачу не через один, а несколько микрофонов одновременно, регулируя соответствующим образом интенсивность звука. Три микрофона поставили на рампе сцены и три - в оркестровой яме: один - около группы арф, второй - у первых скрипок и третий - возле деревянных духовых инструментов.

В составе нашей группы был М. Ю. Юрьев, который не только окончил электротехнический институт, но и консерваторию по классу виолончели. Мы снабдили его клавиром (ноты, разновидность партитуры) и посадили в боковую ложу. Он регулировал силу звука, идущего из различных точек. Такая проба оказалась чрезвычайно удачной. Помню, я получил письмо от генерального капельмейстера кельнской оперы, который просил нас рассказать, каким способом мы добились такого чудесного звучания и, на редкостъ, правильного соотношения между музыкой оркестра и пением артистов».

В 1934 году ожидалось присвоение Михаилу Юрьевичу звания академика; уже в публикациях он упоминается как академик: «Первые работы по теории телетрафика в СССР были выполнены академиком М.Ю. Юрьевым», но…


Но в том же 1934 г. Юрьева вместе с группой московских ученых арестовывают.

В 1934 г. умирает отец. (Юрий Антонович похоронен на Гатчинском кладбище).

А Михаила из Москвы вместе с семьей высылают в Казахстан. Даже в ссылке он преподает в университете г. Алма-Аты. В университете учится и дочь Наташа.

Наступил 1937 год… На мой запрос в Департамент Национальной безопасности Казахстана пришел ответ, в котором написано, что: «М.Ю. Юрьев, 1885 г. рождения, уроженец г. Гатчина Ленинградской области, арестованный 6 ноября 1937 г., 8 марта 1938 года расстрелян».

Весь ужас тех лет: арестовывают накануне дня рождения, а на расстрел ведут в праздник 8 марта!

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  •   Добавить комментарий

  • В блогах
  • Гатчинская музыкальная школа - юбилею области

    В рамках программы, посвящённой 90-летию  области, в Детской музыкальной школе им. М. М. Ипполитова-Иванова 20 мая состоялся концерт творческих коллективов этой школы. Вела концерт заместитель директора по учебно-воспитательной работе Наталья Михайловна Брусенцева. 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    Преподобный Серафим, Вырицкий чудотворец

  • © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.