5 июля 2010 г.
Александр Митенёв:
На Бомбардирской музыка играла...

«… в горсобесе просила, – нельзя ли мне пособие на дрова к 7 ноябрю. И вдруг слышу вопрос: – а на какой улице Вы живете?

Отвечаю: – на улице Горького. – Нет, говорят, нельзя. Удивляюсь, при чем тут улица? Я думаю, она не теплее других, что не нуждается в дровах…» (Из письма дочери гатчинского композитора Нонны Сергеевны Зайцевой).

Есть в нашем городе небольшая улица, переименованная в советское время с Бомбардирской в улицу Горького. Теперешнее название никаких ассоциаций, тем более музыкальных, не вызывает, разве что вспомнится, как в одной старой кинокомедии актер Ролан Быков, посылал на улицу …Кой-кого. Еще старожилы ностальгически расскажут, что в эпоху развитого социализма ларек здесь стоял пивной, открывавшийся рано поутру.

Иное дело, когда слышится: улица Бомбардирская. Представляется, как усатые бомбардиры заряжают пушки, гром орудий раздается, сливаясь с музыкой военной…

На самом деле улочка изначально была тихая, а название получила благодаря расположенному рядом Артиллерийскому Двору. Во времена Павла I участки на новой улице выделялись в основном отставным служивым, а к концу XIX века на Бомбардирской домовладельцами значились уже и купцы, и мещане, и военные, и дворяне.

Жили на улице Бомбардирской два замечательных человека: один – сын крестьянский, а другой – сын дворянский. Приобщали оба к музыке детей. Много поколений юных гатчинцев научились понимать и любить музыку благодаря этим педагогам. Первого звали Сергей Александрович Зайцев (его дом стоял на углу Бомбардирской и Елизаветинской), а второго звали Дмитрий Петрович Губарев.

Дом Губарева сохранился. Только вот висят на нем две совсем не музыкальные доски, из которых мы узнаем, что в первые годы советской власти здесь размещался ЧОН (части особого назначения с расстрельными полномочиями), а теперь в доме – противотуберкулезный диспансер. Пора повесить третью доску, музыкальную, в память о Д.П. Губареве, основателе в 1929 г. Гатчинской детской музыкальной школы и ее первом директоре, 140 лет со дня рождения которого исполнилось этом году. Удивительно, но до последнего времени о нем никаких сведений не имелось, упоминалось только, что Губарев Д.П. – организатор музыкальной школы. Мне удалось достаточно полно восстановить биографию Дмитрия Петровича (см. очерк «Право на память» в газете «Гатчинская правда» от 17 июля 2008 г.).

Дворянский сын Губарев после Санкт-Петербургской консерватории получил должность директора Екатеринославских музыкальных классов, при этом его отец, казначей хозяйственного управления при Святейшем Синоде, выделил 5 тыс. рублей на покупку в эти классы нескольких роялей.

Крестьянский сын Зайцев мог от родителя своего получить разве что балалайку. Однако вклад Зайцева в музыкальную судьбу и историю нашего города не менее значителен, чем его соседа по Бомбардирской: Сергей Александрович был известен не только, как учитель пения, но и как композитор. Его произведения церковной и светской музыки часто исполнялись и издавались. Зайцев – автор нескольких трудов по музыкальной педагогике.

А что мы знаем о жизни самого Сергея Зайцева, о его семье? Увы, почти ничего. В справочниках и в сети Интернет ссылаются на архив гатчинского краеведа XX века Ангелия Лбовского, известного энтузиаста-историка и подвижника, но зачастую приукрашивавшего и домысливавшего услышанное, увиденное. Про Зайцева Лбовский написал следующее: «В 1868 г. купил дом № 13 по Бомбардирской улице (ныне ул. Горького) Сергей Александрович Зайцев (1824 - 1896). Сергей Александрович учился у К.Ф. Альбрехта и М.А. Балакирева. В этом доме в 1880-1896 гг. собирались музыканты Г.Я. Ломакин, М.А. Балакирев, К.К. Альбрехт, М.М. Ипполитов-Иванов, А.К. Глазунов, Н.А. Римский-Корсаков, художник В.М. Максимов, написавший портрет С.А. Зайцев. Зайцев сочинил вальс «Воспоминание о Гатчине» и музыку «Белеет парус одинокий» к стихотворению М.Ю. Лермонтова».

Здесь многое оказалось не верно. Ну не мог Зайцев учиться у Балакирева, который был моложе Зайцева на 12 лет! До 1855 г. Балакирев вообще жил в Казани, а Зайцев уже в 1859 г. после учебы в Придворной Певческой капелле преподавал музыку в Гатчинском Сиротском Институте. Далее, Ипполитов-Иванов не состоял членом кружка Зайцева, потому, что Иванова, 10 -летнего ребенка в 1869 г. старшая сестра Мария увезла жить в Петербург.

Сергей Александрович написал много песен на стихи русских поэтов, но «Белеет парус одинокий» – не его. Нет и вальса «Воспоминание о Гатчине» в музыкальной картотеке С.А. Зайцева в Российской Национальной Библиотеке и Государственной библиотеке в Москве. Автор этого вальса – В.В. Андреев. Также, в полном перечне работ художника Максимова не значится портрета Зайцева. Хотя и нельзя исключить, что существовал какой-нибудь рисунок, набросок.

Тем не менее, только благодаря Лбовскому в музыкальной истории Гатчины сохранилась память о Сергее Александровиче Зайцеве. Вот и сейчас при воссоздании биографии Зайцева пришлось начинать с записок Лбовского, правда, он ошибочно написал, что Сергей Александрович родился в селе Мышкино Тверской губернии. В Тверском крае этих Мышкино четыре села, но запросы в областной архив для поиска в метрических книгах этих сел записи о рождении Зайцева результата не дали. Пришлось штудировать «Список населенных мест Тверской губернии» за 1859 г., где и нашлась все-таки родная деревня нашего музыканта! (Лбовский напутал и название и уезд). Сельцо называется Микшино Бежецкого уезда (ныне Лихославльский район).

Из справки библиотекаря Микшинского сельского филиала: Никиткиной Г.А.: «Впервые упоминается село Микшино при речке Тресне в писцовой книге 1545 года. Село было заложено славянами, в нем находились деревянная церковь Йокима и Анны, господский двор из 5 семей дворовых людей. В результате войн с литовцами, поляками, голода 1601 – 1602 г.г. население села Микшино вымерло, и во второй половине 17 века пустошь по решению царя стала заселяться карелами из Приладожья. Переселенцы не были приписаны к помещику, село развивалось как казенное. Крестьяне жили зажиточно, так как Микшино располагалось на бойком месте, рядом с трактом Бежецк – Торжок».

Согласно устным рассказам старожилов села – певчие из местных жителей карелов пели в церкви по нотам! Получается, что Сережа Зайцев Александров сын с нотной грамотой мог быть знаком с детства. Пел в церковном хоре.

Теперь понятно, почему отрока Сергея из Микшино приняли в учение в Санкт-Петербургскую Придворную Певческую Капеллу. В России до образования Санкт-Петербургской и Московской консерваторий Капелла являлась ведущим музыкальным центром. Достаточно указать, что с 1 января 1837 г. капельмейстером Придворной певческой капеллы был назначен Михаил Иванович Глинка. И наш гатчинец Гавриил Яковлевич Ломакин, основатель первой бесплатной музыкальной школы в Петербурге, в 1848 г. преподавал в Придворной капелле. Уместно напомнить, что современное здание гатчинской музыкальной школы построено на месте бывшего дома Ломакина.

Выпускник капеллы Зайцев, получив свидетельство на «право обучения церковному пению и пению новейших духовных сочинений», в 1859 г. «…подвергался в Гатчинском Уездном училище испытанию по программе, приложенной к Высочайше утвержденным правилам к уставу о гражданской службе». С 10 сентября 1859 г. Сергей Александрович утвержден учителем музыки и пения в Гатчинском Николаевском Сиротском Институте.

Конечно, возникает вопрос, почему выпускник капеллы обосновался в Гатчине?

Связь певческой капеллы с Гатчиной прослеживается с Бортнянского Дмитрия Степановича, капельмейстера и управляющего Придворной капеллой, причисленного к гатчинскому «малому двору» вел. кн. Павла Петровича. Здесь Бортнянский устраивал выступления капеллы и оперные спектакли во дворце и в парках. Другой наш гатчинец, Альбрехт Карл Францевич, который с 1850 г. преподавал музыку и пение в Гатчинском Сиротском Институте, в предыдущие годы дирижировал всеми концертами того времени, в том числе и концертами певческой капеллы. И Ломакин, конечно. Рекомендация любого из них значила много.

Итак, Зайцев – гатчинский житель. Учитель музыки с годовым окладом 700 руб. До покупки в 1869 г. участка земли с домом на Бомбардирской жил на пр. Павла I в на квартире в частном доме.

…Только через 10 лет службы крестьянский сын получил 1-й классный чин коллежского регистратора, право на пенсию и личное дворянство.

Педагогическая деятельность Зайцева в институте продлилась четверть века. В найденном мной послужном списке Сергея Александровича – одни благодарности за «отлично-усердную службу», денежные подарки и награждение в 1883 г. орденом св. Станислава 3-ст. К этому времени Зайцев дослужился до чина коллежского асессора, что давало потомственное дворянство.

Гатчинский Сиротский институт со 2-й половины XIX в. готовил чиновников с юридическим направлением, но учащиеся получали и хорошее гуманитарное образование. Музыке уделялось особое внимание. Приведу отрывок из найденного официального письма почетного опекуна ГНСИ Ивана Корнилова принцу Петру Георгиевичу Ольденбургскому: «Ваше Императорское Высочество изволили указать мне на настоятельную необходимость дать в Гатчинском Институте возможно полное развитие и значение музыкальному образованию, так как только при этом условии оно может иметь действительно благотворное и сильное воспитательное влияние необходимо поддерживать и усиливать в учебных заведениях все, что облагораживает и возвышает дух, все, что располагает сердце человека к нравственно прекрасному и доброму».

Теперь о семье композитора: из найденных документов следует, что жена Зайцева Ольга Петровна из рода гатчинских купцов Лытиковых. Оказывается, что кроме четырех дочерей, Нади, Любы, Веры и Нонны, у Зайцевых были сыновья Нил, Иоанн и Павел. В Российском государственном историческом архиве есть записи о том, что Нил после окончания СПб университета служил в государственном банке. На службе состояли и Иван с Павлом.

В документах упоминается, что дочь Нонна до 1917 г. руководила частным учебным заведением в Гатчине. Вера вышла замуж за художника академика живописи Перикла Спиридоновича Ксидиаса. Ксидиас часто бывал в Гатчине, дружил с художником Щербовым. С будущей женой мог познакомиться на одном из Зайцевских вечеров, где музицировали и дочери Сергея Александровича.

Про бывшего греческого подданного Ксидиаса можно сказать – «Наш пострел везде поспел!» Посудите сами: Ксидиас – автор очень известных гравировальных портретов императора всея Руси Николая II и вождя мирового пролетариата В.Л. Ленина. Между прочим, в воспоминаниях Луначарского про Ксидиаса сказано, что он был привлечен к рисованию посмертного изображения Ленина.

Эх, лучше бы он для нас портрет Сергея Александровича, своего тестя, нарисовал!

XIX век. Дом на углу Бомбардирской и Елизаветинской, собирает под своей крышей на музыкальные вечера известнейших музыкантов, литераторов, художников и согревает гостей хозяйским радушием.

XX век. По мнению некоего горсобеса, дровишек для обогрева дома, превращенного в коммуналку, не полагается!

И время, и люди дом не пощадили…

Но есть в нашем городе еще один дом, хранящий память о композиторе и учителе – здание Сиротского Института. Каждый день в течение 25 лет Сергей Александрович направлялся с Бомбардирской улицы в этот дом на проспект Павла I и каждый день с его приходом начиналась музыка!

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  •   Добавить комментарий

  • В блогах
  • Гатчинская музыкальная школа - юбилею области

    В рамках программы, посвящённой 90-летию  области, в Детской музыкальной школе им. М. М. Ипполитова-Иванова 20 мая состоялся концерт творческих коллективов этой школы. Вела концерт заместитель директора по учебно-воспитательной работе Наталья Михайловна Брусенцева. 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    Гатчина Всем

  • © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.