10 ноября 2010 г.
Александр Митенёв:
Приоратский парк – это не Рио-де-Жанейро!

дома Геслера
Помните, о чём Зося Синицкая в «Золотом теленке» Ильфа и Петрова просила Александра Ивановича Корейко? «В кино хочется. Орехов хочется, сельтерской с сиропом!» Во времена Остапа Бендера пиво отпускалось «только членам профсоюза», но сходить в кино и попить сельтерской воды, а попросту – газировки, могли все граждане СССР.

Однако у Корейко мелких денег даже на кино с сельтерской не оказалось: «Проклятая страна», – бормотал Корейко. Страна, в которой миллионер не может повести свою невесту в кино». И не только в кино: другим вечером Зося решила сходить искупаться («Я только окунусь – и назад»), а оставшегося сидеть на бережку миллионера попытались ограбить два «сына лейтенанта Шмидта» Шура Балаганов и Паниковский.

Три купальни на Филькином озере

Вот если бы Александр Иванович Корейко проживал в Гатчине в 60-е годы XIX века, то он вместо кино, еще не изобретенного, пригласил бы свою Зосю поокунаться в Филькином озере Приоратского парка, причем не на диком пляже, а в обустроенной купальне. После водных процедур Зосю ждало угощение в расположенном рядом с купальней павильоне: подавали сельтерскую воду, мед, лимонад с пирожными.

А, заказывая себе кружечку пива, Александр Иванович не обязан был предъявлять какой-либо документ. Кстати, пускали в парк гатчинцев всех сословий, а от мазуриков оберегали сторожа, будки которых виднелись в разных местах парка.

В отличие от Корейко гатчинские богатеи в оное время денежки под кроватью не прятали, а пускали их в работу на пользу и себе и городу. К примеру, – купальня эта.

История создания первой купальни на Филькином озере такова: задумал её соорудить управляющий аптекой лазарета Кирасирского полка коллежский асессор Мартенс Юлий Фридрихович. Кому, как не аптекарю знать, что «От всех болезней нам полезней солнце, воздух и вода!»

9 июня 1864 г. он получил разрешение Гатчинского дворцового правления, подписанное генерал-майором Багговутом, но уже 16 июня передал право на строительство баварскому подданному Христофору Геслеру (в более поздних документах – Гесслеру) и купцу 2-й гильдии Евстрату Менькову. Меньков переуступил свою долю в пользу Гесслера, который и построил купальню, и стал ее содержателем.

Купальня, как и театр, начиналась с вешалок в кабинках для переодевания. Под общей крышей 5 бассейнов с чистой водой. Днище и стены обшиты совершенно гладкими досками. Для детей устроен «лягушатник». Дежурили специальные служители, готовые моментально прийти на помощь. Вывешенная на видном месте инструкция, напоминала посетителям заведения правила безопасности на воде. Дети без взрослых не допускались в бассейн, а взрослые допускались только трезвые.

Правила поведения в купальне, правда, несколько отличались от правил катания на лодках на соседнем Черном озере. Например, в купальне не запрещалось, находясь в воде, играть на гармошке, балалайке, петь песни и бросать картузы. Ну, да это и понятно, хотя, было бы забавно увидеть заплыв балалаечников.

Полюбуйтесь внешним видом постройки Гесслера. Предоставленный мне Государственным историческим архивом графический рисунок публикуется впервые.

Владелец купальни обязывался содержать ее в соответствии с санитарными нормами и исправном состоянии. Что же удалось выяснить про самого владельца?

Биография короткая, как и у главного героя Ильфа и Петрова – Остапа Бендера: великий комбинатор представлялся сыном турецкого подданного, а Христофор Гесслер – подданным баварским. На этом сходство заканчивалось: Бендер мечтал о Рио-де-Жанейро, а Христофору Михайловичу полюбилась Гатчина. Долго не удавалось установить, чем занимался Гесслер, но все-таки в одном справочном издании СПб за 1854 г. встретилась запись: Гесслер Христофор, булочник, Моховая, 38.

На дрожжах, значит, росли доходы булочника! Помнится, Бендер на пыльной дороге продал доверчивым американцам рецепт пшеничного самогона, куда включил и дрожжи, и на этом заработал 200 рублей. Гесслер с помощью пшеницы и дрожжей много лет выпекал булочки. Булочные капиталы позволили содержать в Гатчине два усадебных дома (на углу Бульварной улицы и Фабричного переулка и на пр. Павла I) и городскую купальню. И вырастить и выдать замуж трех дочерей.

Почему я занялся поиском сведений о жизни Гесслера? Просто оказалось, что одна из его дочерей Клара Христофоровна вышла замуж за гатчинского преподавателя музыки, легендарного участника Парижской коммуны Юрия Антоновича Лакса (мои очерки о Лаксах опубликованы в газете «Гатчинская правда» в №№ 90 и 93 за 2009 г.).

Еще оказалось, что с музыкальным прошлым Гатчины связан один из домов Христофора Гесслера. Дом стоял на пересечении проспекта Павла I и улицы Кирочной (сейчас на этом месте на углу пр. 25 Октября расположено кафе «Грин Холл»), а в конце XVIII столетия участок с домом принадлежал композитору и придворному капельмейстеру Екатерины II Джузеппе Сарти, учителю при Великих княжнах. В Гатчине во дворце он поставил свою оперу «Эней в Лациуме», арии из которой звучат и сегодня.

В 1810 г. вдова Камилла Сарти дом продала, и им владели гатчинские купцы булочники: сначала И.В. Бассе, потом Г.А. Петерсон, в свою очередь продавший участок с домом булочному мастеру Иогану Керсту. Наследница Керста, его дочь Терезия Ивановна, вышла замуж за булочника же, баварского подданного Гесслера. В 1891 г. дом приобрела при разделе наследства Клара Христофоровна, урожденная Гесслер, жена Юрия Антоновича Лакса. Смешно, но впоследствии и она, внучка нашего кондитера и содержателя купальни, продала дом опять-таки булочному мастеру Фридриху Энгельгарду.

Вот такие пироги!

А вообще, немцы Геслеры оставили значимые следы в России: Иоганн Вильгельм Геслер (1747-1822) – немецкий композитор, пианист и органист, переехавший в Россию, работал капельмейстером придворного театра в Петербурге; Иван Федорович Геслер, будучи гардеробмейстером Павла I, а потом камердинером у Александра I, за верную службу получил дворянство.

Ну, а гатчинский Гесслер устроил городу прекрасную купальню, совместив приятное с полезным: в архиве я нашёл прошение Гесслера построить «Павильон в Приоратском парке близ моей купальни для торговли пивом, сельтерскою водою, медом, лимонадом и пирожными». Разрешение от дворцового правления он получил. Аппетит на свежем воздухе, да еще после купания, отличный, и пирожные, надо полагать, не залёживались.

Кстати, содержание купальни с павильоном стало занятием семейным: после Христофора Михайловича одна их его дочерей Матильда продолжила дело. Документально купальня имела хозяина до 1917 года!

Приоратский парк на рубеже XIX - XX вв. – любимейшее место отдыха гатчинцев. И всё – благодаря гатчинским меценатам, причем не только купцам, – например, члены Гатчинского общества взаимного от огня страхования ежегодно выделяли немалую по тем временам сумму 800 руб. для оплаты двух оркестров, играющих все лето в парке.

Оркестры Лейб-гвардии Кирасирского Её Величества Государыни Императрицы Марии Фёдоровны – духовой (так называемый «полный хор трубачей») и струнный (в первом – 30 музыкантов, а во втором – 35 музыкантов), играли, чередуясь, по четвергам, субботам и воскресеньям с 7 до 10 часов вечера. Руководил двумя оркестрами капельмейстер В.Г. Ваксман (Вилем Ваксман – чех, с отличием окончивший Пражскую консерваторию). Уровень игры – выше всяких похвал.

Репертуар каждый раз обновлялся, концерт состоял из 3-х отделений. Исполнялось не менее 15 произведений. Вот, что напечатано в одной из нескольких сохранившихся афиш:

Программа хора трубачей в воскресенье 3 июня 1901 г.

I отделение

1. Марш «Под знаменем свободы» соч. Новоневского

2. Сон после бала соч. Цибульки

3. Хор девиц и ария Сусанина соч. Глинки

4. Вальс «Чудо весны» соч. Виташека

5. Неаполетанский романс соч. Буржини

II отделение

6. Попурри из оперы «Кармен» соч. Бизе

7. Вальс «Полярная звезда» соч. Вальдтейфеля

8. Русская песня «Ночка» соч. Фарского

9. Попурри из оперы «Гейша» соч. Джойса

10. Галоп «Скачка» соч. Сохора

III отделение

11. Увертюра «Ариадна» соч. Махтса

12. Вальс «Лили» соч. Штрауса

13. Дуэт из оперы «Самсон и Далила» соч. Сен-Санса

14. Полонез из оперы «Евгений Онегин» соч. Чайковского

15. Марш «В синюю даль» соч. Комзака

Программа струнного оркестра в четверг 31 мая 1901 г.

I отделение

1. Марш «Бодро в бой» соч. Комзака

2. Вальс «Сказки Дуная» соч. Цирера

3. Антракт из оперы «Кармен» соч. Бизе

4. Попурри из оперетты «Кружевной платок Королевы» соч. Штрауса

5. Полька «Золотая мушка» соч. Шебера

II отделение

6. Мотивы из оперы «Тангейзер» соч. Вагнера

7. Вальс «Розы» соч. Метра

8. Попурри из оперы «Гейша» соч. Джойса

9. Полька-мазурка «Дачный цветок» соч. Крала

10. Тореодор и Андалузка соч. Рубинштейна

III отделение

11. Увертюра из оперы «Похищение в серале» соч. Моцарта

12. Вальс «Souvenir de Seville» соч. Вальдтейфеля

13. Воспоминание о Гапсале op.2 соч. Чайковского

14. Музыкальные штучки соч. Гама

15. Марш «Фолибержер» соч. Нешверо

Если верно, что психическое самочувствие человека в значительной степени формируется под влиянием той музыки, которая его повседневно окружает, то «О, горе, нам, горе!» сегодняшним, и как прекрасно чувствовали себя жители Гатчины, когда для них в Приорате звучала вот такая музыка!

В 1933 году в печати появились сообщения о том, что будет третий роман о Бендере, но этот замысел Ильфа и Петрова остался неосуществленным.

В романе «Золотой теленок» как появлялся великий комбинатор? – «Он двигался по улицам города Арбатова пешком, со снисходительным любопытством озираясь по сторонам. В руке он держал небольшой акушерский саквояж».

Вообще-то Бендер предпочитал путешествовать на транспорте: «Антилопа-Гну», пароход «Скрябин», литерный поезд. Да и свой вожделенный миллион наш герой перевозил на корабле пустыни верблюде.

А представьте себе начало романа в современном изложении: теперь Бендер очутился в городе Гатчине.

Здесь жил когда-то на Люцевской улице в усадьбе, выходящей в Приоратский парк, любимец императора Павла I граф Кутайсов. Известно, что Кутайсов маленьким турчонком попал в Россию. Оказывается, Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-Бей, сын турецкого подданного, являлся дальним родственником Кутайсова, турецкого мальчика по имени Кутай, взятого в плен русскими войсками в 1770 г. при штурме Бендер!

Итак, 2010 год. Подкатывает уже не на верблюде, а на Audi Остап Ибрагимович Бендер к зданию администрации Гатчины, уверенно проходит в кабинет главы города. В этот раз он не представляется сыном лейтенанта Шмидта, а сразу водружает на стол председателя саквояж с миллионом и говорит:

– По дороге сюда я посетил Приоратский парк. Сразу Вам скажу: – это не Рио-де-Жанейро!

– Вот честно заработанные деньги. Я хочу дать их на восстановление парка.

– И чтобы снова музыка играла!

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  • Владимир Мартенс

    Здравствуйте, уважаемый Александр! Упомянутый в Вашем труде аптекарь Мартенс Юлий Фридрихович похоже является моим родственником по отцовской линии и возможно братом ф.ф. Мартенса (1845-1909)знаменитого международного правоведа. Может быть Вы обладаете какой- то более подробной информацией о Юлие Фридриховиче? Мой дед Мартенс Константин Юльевич умер в 1914 году молодым. Есть и другие подробности. Я был бы очень признателен Вам за ответ! Спасибо огромное за внимание

    Ответить

      Добавить комментарий

  • В блогах
  • Гатчинская музыкальная школа - юбилею области

    В рамках программы, посвящённой 90-летию  области, в Детской музыкальной школе им. М. М. Ипполитова-Иванова 20 мая состоялся концерт творческих коллективов этой школы. Вела концерт заместитель директора по учебно-воспитательной работе Наталья Михайловна Брусенцева. 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    Клуб любителей бега «Cильвия»

  • © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.