10 ноября 2010 г.
Александр Митенёв:
Где эта улица, где этот дом…

Дом №55 теперь
Рисунок из архива
Вспомнились слова старинного городского романса, когда разглядывал потемневшую от времени открытку, на которой фотограф запечатлел Люцевскую улицу нашей Гатчины. На открытке привлекает внимание необычного вида большой дом с двумя террасами на втором этаже, расположенными симметрично по углам здания. Цокольный этаж, первый этаж и второй. Над вторым этажом высится третий уровень: причудливая башня с вымпелом на флагштоке завершает композицию. Где эта улица – гатчинцам долго объяснять не надо: она протянулась от Варшавского вокзала до Проспекта 25 Октября и сначала звалась Мало-Загвостенской, потом Загвоздинской. Люцевской она стала в 1864 году: император Александр III распорядился переименовать ее в память о бывшем управляющем Гатчины генерале Федоре Ивановиче Люце.

Но пришли другие времена… и портреты царских генералов поснимали, погоны с царских генералов поснимали, да и головы с царских генералов поснимали. И таблички уличные с именами царских генералов поснимали.

Назвали старейшую городскую улицу именем Юного пролетария. Интересно, с какого возраста можно было стать юным пролетарием? Наверное, так и не найдя ответа на этот вопрос, городское руководство в 1949 году решило: присвоить улице имя Валерия Чкалова.

Знаем, где эта улица, но вот где этот дом? Такого причудливого строения вы не отыщете, прогуливаясь по сегодняшней улице. Значит, дом утерян? И да, и нет. То-есть, дом существует, но под поздней обшивкой «A LA BARAK» (барачного типа) утеряна его былая красота. Разыскать дом оказалось не просто еще и потому, что все другие дома, запечатленные на той открытке, уже не существуют. Сгорели, разобраны.

Первым делом надо было примерный год снимка установить. Если вглядеться, то можно рассмотреть металлические столбы электрического освещения, расположенные по левой стороне улицы (с правой идут деревянные телефонные столбы). Известно, что на Люцевской устанавливали металлические столбы с осветительными фонарями после 1904 года. Конечно, фотография дореволюционная:  прогуливается по тротуару обычная гатчинская семья. Муж, жена и дитё в коляске. Социальное положение? Ясно, что не дворяне  тогда бы нянька коляску катала. Скорее всего, что глава семьи высококвалифицированный мастеровой. Одеты прилично. На барышне длинное до земли платье и поверх накидка фасона времен Парижской всемирной выставки (1900 г.). После 1917 года труженицы шляп уже не носили, а повязывали платок. А супруг?! Он же катит коляску! Где вы после 1917 года видели, чтобы коляску с будущим юным пролетарием катил сам гегемон? На советских плакатах он изображался толкающим тачку с углем, землей, кирпичом!

Выбираем год между 1904-м и 1917-м. Открытка переносит нас ровно на 100 лет назад, в август 1910 года  «Вот эта улица, вот этот дом, вот эта барышня, что я влюблен!» Про барышню, увы, ничего не известно, а номер дома сообщаю: 55.

Если бы не полученное мной в Государственном историческом архиве документальное подтверждение, то ни за что не догадался бы, что нынешний дом № 55 и дом на открытке один и тот же, а между тем, даже номер дома с тех пор не изменился.

В материалах Гатчинского Дворцового правления хранится папка с документами на дом № 55 по Люцевской. Полюбуйтесь на графический рисунок из той папки. Домик причудливый: на башне установлены куранты, отбивающие время. И флаг на флагштоке!

Вот, что удалось про дом и его владельцев узнать:

Отставной солдат Измайловского полка Федор Кириллов получил участок под застройку в 1798 году. Построил дом в один этаж. У отставного солдата в 1800 году дом купил отставной швейцар, тоже Федор. Сын Яковлев Вакелин. Через два года и второй Федор продает дом мещанину Григорию Авдеевичу Авдееву. После смерти Григория в 1810 году во владение вступает его вдова Прасковья. После нее хозяином становится Василий, сын Авдеевых. В 1848 году вдове уже Василия – Анисье Ивановне переходит право на дом и землю. Когда наступает черед умереть и Анисьи, дом в 1856 году достается по наследству ее брату, петербургскому купцу Моисею Ивановичу Родионову. Решив (в отличие от своих умерших здесь родственников Авдеевых) не засиживаться в доме, Моисей продает дом петербургскому купцу Ефиму Дмитриевичу Евстафьеву. Неизвестно, чем Гатчина не приглянулась Евстафьеву, только он в 1874 году продал дом рижскому гражданину (!) Георгию Михайловичу Федорольфу.

Интересно, что с ростом социального статуса его владельцев (солдат – швейцар – мещанин – купец – гражданин) перестраивался и дом. Башню, куранты и вымпел дом получил, когда его хозяином был гражданин из Риги. Европеец, понятное дело…

Представляете – в 1874 году (совсем недавно крепостное право отменено!) в императорской резиденции Гатчине поселился Гражданин! Полицейские, помня наизусть стихи Александра Пушкина – «Где гражданин с душою благородной, Возвышенной и пламенно свободной?» – выстраивали сразу цепочку: гражданин – свобода – революция!

Масла в огонь полицейского подозрения подлили обнаруженные на улице подброшенные письма (текст привожу без изменения орфографии):

«Наступило тое время в которое должно очистить матушку Росию от разбойников дворян оне нас не жалели морить так решь их до чиста забушуем забунтуем с кровью воды все смешаем Бей тиранов»

Конечно, гражданин из Риги не осилился бы сочинить такую прокламацию. По богатству речевых оттенков авторы, несомненно, русские.

В архивном деле, хранящем конфиденциальную переписку Гатчинского Дворцового правления, откуда я извлек сей «кровавый» манифест, не содержится сведений о том, нашли ли злоумышленников, но смею предположить, что дело очень простое: На Люцевской улице гражданин жил только один, но на лето съезжалось много дачников из столицы; и всё бы хорошо – вокзал рядом, и парки с озерами, и молочницы по утрам – но в бочку меда добавилась ложка дегтя из ресторана Канавиной, открытого в её доме № 30 по Люцевской.

В отчете гатчинской полиции указано, что от дачников поступали жалобы на беспорядки у ресторана. Ресторан – это громко сказано, а торговала в розлив обыкновенная, говоря современным языком, «забегаловка». Оказывается, сюда через Приоратский парк «пробирались» крестьяне деревни Химози «для пьянства и стояли толпой, беспокоя публику». Забавно, что мадам Канавина являлась по документам вдовою крестьянина Якова Канавина, купившего дом с торгов в 1863 году. Остаётся гадать, хотела ли весёлая вдова приучать бывших односельчан к культурному питию и отдыху, или хлебопашцев проще обманывать, недоливая и разбавляя?

Меры по жалобе были приняты, покой дачников полиция обеспечила, но лишив страждущих крестьян ресторанного обслуживания, власть посеяла гроздья крестьянского гнева, вылившегося в послание проклятому дворянству в лице дачников. До революции, правда, дело не дошло.

Дожило до революции дело последних хозяев дома 55, носивших небесную фамилию Херувимовы. Торговали чаем и фруктами с пользой для жителей, невпример буфетчицы Канавиной! Зачинателем был Херувимов Алексей Андреевич, затем отцовское предприятие продолжили братья Владимир и Сергей.

Семья вела чайную торговлю (лавка в цокольном этаже дома 55) и в доме № 4 на улице Соборной. Приучать народ к чаепитию – святое дело: – фамилия обязывала.

(не на правах рекламы): Граждане! Пейте чай, лучший напиток в жаркую погоду!

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  •   Добавить комментарий

  • В блогах
  • Гатчинская музыкальная школа - юбилею области

    В рамках программы, посвящённой 90-летию  области, в Детской музыкальной школе им. М. М. Ипполитова-Иванова 20 мая состоялся концерт творческих коллективов этой школы. Вела концерт заместитель директора по учебно-воспитательной работе Наталья Михайловна Брусенцева. 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    Неофициальный сайт посёлка Вырица
  • Пластиковые окна. Немецкие пластиковые окна
    алиас.укр

    © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.