11 мая 2011 г.
Екатерина Семочкина:
Эрмитаж в блокаде. Черно-белая картина…

Ю.З.Кантор демонстрирует копии черно-белых блокадных фотографий
5 мая 2011 года в музее-усадьбе «Рождествено» состоялась лекция «Эрмитаж в блокаде. Черно-белая картина», которую прочла советник директора Государственного Эрмитажа, профессор, доктор исторических наук Ю.З.Кантор.
Собравшиеся услышали интереснейший рассказ о трагических событиях в необычном ракурсе: с чем пришлось столкнуться музейщикам и конкретно сотрудникам Эрмитажа в те незабываемые дни? Юлия Зораховна сообщила множество интереснейших фактов и продемонстрировала отсканированные копии уникальных черно-белых фотографий и рисунков.

Впечатляющий калейдоскоп фактов и картин блокадной жизни прошел перед глазами, воссоздавая атмосферу страшных дней. Нам сегодня так сложно представить себе эту стихийную мощь войны, блокады, ярко высвечивающую самое главное, поднимающую человека до нравственных высот, и в то же время опускающую до слепой жестокости.
Ленинград - единственный из городов, некогда имевших статус столицы России - Руси, никогда, в отличие от Новгорода, Киева или Москвы, не бывший в оккупации. На одном из продемонстрированных на лекции фото – готовые гробы. Поначалу они делались в городе. Но к зиме 1942 года в гробах людей уже не хоронили – вместо них использовали простыни. Вспомним: в январе-феврале 1942 года смертность достигала страшных цифр: до 20 000 человек в день, а всего голод унес порядка 1 миллиона человек, почти половину населения города. Но Ленинград выстоял. Поэтому рядом с горечью тут соседствует гордость – за наш великий народ, за нашу Родину. Гитлеровцы хотели получить пустой Ленинград. Но запланированный в 1942 году по случаю взятия Ленинграда банкет в гостинице «Астория» для высшего офицерского состава Вермахта (пригласительные билеты на него хранятся в архивах Эрмитажа) так и не состоялся.
Блокадный Эрмитаж
Ну а музейщики остались в Ленинграде, чтобы защитить, порой даже ценой собственной жизни, многовековое национальное достояние. Первый снаряд (всего их было 30) попал в Эрмитаж, а точнее, в портик с атлантами «Нового Эрмитажа», уже в начале июля. Встал вопрос об эвакуации эрмитажных сокровищ. Из-за отсутствия планов эвакуации не удалось до начала блокады вывезти сокровища из дворцов Слуцка (Павловска) и Пушкина – поэтому их увезли гитлеровцы… Планы эвакуации Эрмитажа были созданы в 1939 году. После Финской войны 1939-40 гг. предполагалось, что экспонаты будут перевезены в Москву. Однако они были отправлены на Урал. Первый эшелон с полумиллионом экспонатов ушел 30 июня 1941 года, второй, с 700 тысячами экспонатов – 20 июля 1941 года. Маршрут следования и место прибытия эшелонов были строго засекречены. Знаменательно, что ящики с сокровищами российской государственности были размещены в подвалах Ипатьевского особняка, где в 1918 году был расстрелян Николай II и его семья (остальные экспонаты были размещены в Картинной галерее и костеле г. Свердловска). Ю.З.Кантор отметила, что был и третий эшелон, но уйти из Ленинграда он не успел… Совсем недавно в Эрмитаже проходила выставка, посвященная этой эвакуации в Свердловск под названием «Эрмитаж спасенный».
Лекция сопровождалась компьютерным показом не только фотографий, но и рисунков. Дело в том, что, по распоряжению Обкома партии, делать фотоснимки в осажденном городе можно было лишь военным корреспондентам и журналистам ТАСС. Все фотоаппараты и радиоприемники по приказу городских властей по законам военного времени необходимо было сдать. Поэтому неудивителен пример непонимания ситуации в городе, приведенный Ю.З.Кантор: в письме, отправленном в Ленинград зимой 1942 года из Казани, содержалась просьба выслать из блокадного города (норма хлеба тогда составляла 125 грамм) полкило конфет – карамели…
В связи с запретом музейщики для фиксации событий, происходящих в городе, решили использовать графику. Сотрудник Эрмитажа, художник, академик архитектуры, А. Никольский, день за днем рисовал Эрмитаж. Рисунки эрмитажных художников В.Милютиной и В.Кучумова также запечатлевали музейные залы и причиненные им разрушения. Так родилась подлинная «видеолетопись» блокадно-эрмитажной жизни. Эти рисунки ныне находятся в фондах музея рядом с шедеврами величайших мастеров графики. А самыми ценными наградами за эту работу тогда были небольшой брикет столярного клея, из которого можно было варить «блокадный студень», или же кусочек кожи из реставрационных запасов – его также можно было выварить.
В подвалах Эрмитажа существовало блокадное бомбоубежище, оно же «блокадное общежитие». Осенью и зимой 1941 года здесь жило порядка 2 000 сотрудников Эрмитажа, Академии Художеств с семьями, многих известных деятелей науки и искусства. Благодаря кораблям Балтийского флота, которые перекидывали сюда провода, в подвалах на 2-3 часа появлялся свет.
Весной-летом 1942 года в Висячем саду (Северный и Южный корпуса Малого Эрмитажа соединены расположенным на уровне второго этажа висячим садом) были устроены грядки с морковью и картофелем, урожай с которых потом раздавался наиболее истощенным сотрудникам музея.
Ни на день не прекращалась музейная работа. В очерке Н.Тихонова «Люди света» о блокадном Ленинграде рассказывается: «В великолепном Эрмитаже недавно справляли юбилей великого азербайджанского писателя-человеколюбца Низами…». Воюющая страна ни в Москве, ни в Баку юбилей, конечно, не отмечала. И только умирающий Ленинград сделал его праздником – всем смертям назло. Отмечали и 500-летие Навои, великого узбекского поэта. Удивительно, но, кроме вступительного слова академика И.А.Орбели, в военную пору директора Эрмитажа, научных докладов, чтений переводов Навои, сделанных фронтовиками, сотрудниками Эрмитажа, была устроена и выставка – явление для осажденного города уникальное! Ю.З.Кантор рассказала, что специально к этому дню замечательный художник М.Н.Мох выполнил росписи фарфорового бокала и коробочки на темы произведений Навои. Электричество, необходимое для нагрева муфельной печи и обжига этих изделий, дал корабль «Полярная звезда», стоявший на Неве около служебного подъезда музея. Это – настоящий памятник блокадного творчества….
И вот 27 января 1944 года. Блокада снята! Началась радостная работа: вставляли стекла, очищали стены, подготавливали витрины, распаковывали экспонаты… 7 ноября 1944 года в Эрмитаже открылась «Временная выставка памятников искусства и культуры, оставшихся в Ленинграде во время блокады». Состояла она, в основном, из экспонатов, которые предполагалось отправить в Свердловск в том самом, не ушедшем в свое время, третьем эшелоне. С 8 ноября 1944 года по 31 июня 1945 выставку посетило около 30 тысяч человек! А в октябре началась реэвакуация сокровищ Эрмитажа из Свердловска. В рекордные сроки экспонаты упаковали и перевезли (за месяц), а в течение двух недель распаковали.
Постоянная экспозиция Государственного Эрмитажа открылась 7 ноября 1945 года. На торжественном открытии выступал академик И.А.Орбели. Выйдя на трибуну, он смог сказать лишь два слова: «Эрмитаж открыт!» – дальше началось всеобщее ликование.
Когда в Нюрнберге состоялся суд над главными военными преступниками, совершившими преступления против человечности, свидетелем обвинения выступил академик Орбели. И именно рисунки художников Эрмитажа, запечатлевшие город и музей во время блокады, стали свидетельствами обвинения на этом процессе.
Сегодня эти рисунки также могут рассказать многое. Но, прежде всего, напомнить: такое не должно повториться.

Фотограф: Екатерина Семочкина

Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  •   Добавить комментарий

  • В блогах
  • Гатчинская музыкальная школа - юбилею области

    В рамках программы, посвящённой 90-летию  области, в Детской музыкальной школе им. М. М. Ипполитова-Иванова 20 мая состоялся концерт творческих коллективов этой школы. Вела концерт заместитель директора по учебно-воспитательной работе Наталья Михайловна Брусенцева. 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    Клуб любителей бега «Cильвия»

  • © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.