28 февраля 2013 г.
Екатерининский Петербург глазами иностранцев
Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»

обложка книги Екатерининский Петербург глазами иностранцевВ феврале 2013 года в Петербургском издательстве «Паритет» вышел сборник «Екатерининский Петербург глазами иностранцев». Он составлен А. Н. Спащанским, в 1999–2008 гг. являвшимся научным сотрудником Государственного музея-заповедника «Гатчина». В него вошел перевод фрагментов трех иностранных книг о российской столице. Два труда, написанные английскими путешественниками У. Ричардсоном и У. Рекселлом, составлены в форме писем. Третий труд представляет собой публикацию подлинных писем, написанных из Петербурга ландграфиней Гессен-Дармштадтской своей матери. Перевод выполнен впервые, и переведенный материал представляет для истории Петербурга и вообще русской истории огромный интерес.

Ценность «писем» заключается и в том, что они написаны по «свежим следам», сразу же или через несколько дней после описанных событий. Обычно же исследователь вынужден пользоваться мемуарами, написанными на склоне жизни, когда не только подробности, но и вообще описываемое событие почти забыто.

Опубликованные материалы раскрывают многие стороны жизни екатерининского города. В них с большой полнотой, конечно же, показана повседневная жизнь русского двора. Дана достаточно полная картина и городской жизни. В настоящее время история повседневности стала приобретать популярность среди российских историков, и публикация «писем» станет для них хорошим подспорьем, т. к. эти «письма» англичан и немецкой принцессы в чем-то являются даже единственным источником для изучения этой темы. Разговоры городских жителей, русский характер и привычки, одежда, праздники, развитие наук и искусств и отношение к ним современников, восприятие города — все это в той или иной степени затронуто в тексте.

Отдельные сообщения могут быть полезны искусствоведам и историкам. Они помогут внести уточнения в датировку и авторство того или иного произведения искусства, приводят уникальные сведения о некоторых исторических событиях. Наиболее важное из таких — выбор невесты великому князю Павлу Петровичу. Сейчас единственным источником являются письма Екатерины II, фактически «выбиравшей» кандидатку. Письма же ландграфини Дармштадтской рисуют это важное событие с другой стороны, глазами матери.

Ниже мы приводим несколько выдержек, которые дают представление о содержании книги.

Уильям Ричардсон.
Письмо VI.
Распределение великим князем наград студентам в Академии. ―
Представление юными дамами русской трагедии.

С.-Петербург, январь 1769.
Уильям Ричардсон …Недавно я присутствовал на распределении наград студентам, обучающимся в Академии художеств и наук. Я прошел через две больших комнаты, где мальчики, одетые в белую форму, были разделены на два уровня, и вошел в третью, в которой великий князь и другие академики сидели за столом с ученическими образцами живописи и рисунка. Там также присутствовало много дам и кавалеров двора. Граф Бецкой начал церемонию обращением к великому князю, в котором он вверял заведение его покровительству. На это его императорское высочество произнес: «Поскольку благоденствие России всегда будет предметом, наиболее близким моему сердцу, и так как должное образование юношества имеет такую значимость для государства, для этого потребно и когда-либо будет достигнуто мое наивысшее внимание». Он говорил медленно, правильно и не без робости любезного мальчика. Садясь, он с улыбкой обернулся к графу Панину, его воспитателю, с вопрошающим видом, правильно ли я себя вел ? Граф казался удовлетворенным, и я увидел, как слеза появилась в его глазу. Мне сказали, что императрица присутствовала среди дам, но, хотя это и могло быть известно им, она не хотела быть признанной как императрица. Мать хотела обратить внимание на своего сына. Ведь это было первое его публичное выступление, и материнское сердце должно было сиять от счастья. Я почти заплакал от радости. После этого общество прошло в другую комнату, где распределялись награды. Они были переданы дамам, а те вручили их малышам. Сцена была занятная, через определенное время в перерывах она оживлялась музыкой…

Академия, упомянутая выше, основана в предшествующее царствование. Но монастырь в нескольких верстах от С.-Петербурга, в котором расположено заведение для обучения девушек, ― созидание нынешней государыни. Он немного напоминает Сен-Сир, основанный мадам Ментенон; и императрица содержит в нем две сотни девочек от шести до восемнадцати лет. Они разделены на два класса: первый состоит из детей подданных, начиная с майорского чина, а второй состоит из детей низших подданных. Первых обучают элегантному и вежливому обхождению, вторых учат всем дамским занятиям, а так же музыке и танцам. Все расходы на них, включая даже их платье, несет императрица.
Спустя какое-то время я присутствовал на увеселении, состоящем из разнообразных танцев, которые были представлены в присутствии великого князя и множества дворян. Началось с танцев девочек второго класса, одетых в форменные юбки коричневого цвета, голубые рубашки, белые передники и шапочки и с платками в руках. За ними вышли ученицы первого отделения, одетые в придворные платья разных цветов, исключая младших, одетых в белые форменные платья, отделанные голубым. Но наиболее увеселяющим упражнением из показанных ими, какие я видел, было представление русской трагедии. Она была представлена не только со всей пристойностью, но и с изяществом, и даже со всем актерским мастерством. Распущенные волосы, блестящие голубые глаза, красивая фигура и грациозные движения юной дамы, исполнявшей главную роль, ее нежный голос и исключительная, но уравновешенная чувствительность очаровали и даже привели публику в восторг. Рядом со мной сидел старый почтенный офицер; во время первых сцен его волнение и тревога были очень заметны; вскоре эти эмоции сменились радостью, а затем вылились в слезы. Это была его внучка…

Письмо XXIV.
Журнал погоды за пятьдесят пять дней зимы 1769–70.
С.-Петербург, 24 января 1770.
Дорогой сэр,
Наша погода, в самом деле, очень сурова. Ты можешь судить о ее суровости по нашим предосторожностям. Мы прибегаем к ним не только в одежде, но и в домах.
В помещениях платья у нас такие же, как и в Англии зимой. Но когда мы сталкиваемся с холодом на улице, наше защитное облачение, в самом деле, выглядит очень гротескно. Голова защищена большой меховой шапкой, а тело — одеянием, напоминающим ночной халат длиной от шеи до пят, сделанным из любой материи, какую выберешь, но подбитый изнутри самым толстым мехом. Меховая обувь, или conquees, как ее называют, с мехом наружу, надевается поверх той обуви, которую мы носим обычно. Наши руки защищены длинными рукавами верхней одежды, или кафтана, как его тут именуют, а кисти рук ― большими муфтами, которые также используют для защиты лица. При входе в дом некоторые из слуг тут же разувают тебя и освобождают от твоего кафтана. Забавно видеть утонченного кавалера в золоте и серебре, в богатой одежде и дорогих камнях, оставляющего свое грубое обличье подобно яркой бабочке, внезапно ожившей после зимнего обледенения…

Натаниэль Уильям Рекселл.
Письмо X.
С.-Петербург. Понедельник, 11 июля 1774.
Уильям Ричардсон Вы еще не должны ожидать какого-либо описания этой великой столицы, которая, хотя и является творением сего века, увеличилась уже до значительного размера и имеет бесконечно большее число различных способов для увеселений и образования, чем те, откуда я недавно приехал. Я всегда приятно удивляюсь, когда блуждаю по улицам среди жилищ и общественных зданий, появившихся на глазах живущих сейчас людей и превративших болотистые острова Невы в один из великолепнейших городов земли. Все то, что ты видишь вокруг, возбуждает твое воображение, ты вспоминаешь удивительного основателя этого города и начинаешь понимать высочайший гений Петра, все еще царящий над детищем его трудов, с отеческой заботой наблюдающий за растущими дворцами и храмами. Славные люди, которым древняя история уделяет так много внимания, склоняются перед этим бессмертным мужем, и легендарные правители Греции и Египта даже и представить не смогут те грандиозные изменения, которые свершил царь. Последователи Кадма, Тесея и Ромула обладали тем же рвением, но московиты, погруженные в глубочайшее варварство, лишенные их несвободными предубеждениями контактов с европейскими нациями и равным образом рабы предрассудков и предписаний, были с силой вырваны из этой тьмы невежества и принуждены усвоить знания, манеры и цивилизованность. Должен признаться, до недавнего времени я никогда не задумывался об этих еще недавних и таких удивительных изменениях, и, будучи охваченным восторгом, я не мог избежать желания, которое, наконец, осуществляю, дать вам некоторые несовершенные описания событий, свидетелем которых я стал, пока находился здесь, и с которых я только что вернулся…

С.-Петербург. Суббота. 23 июля 1774.
…Я только что вернулся с того места, где наблюдал один из их обычаев, которым я не мог не остаться немного удивленным. Это было совместное купание не менее чем двухсот людей обоего пола. Я знаю, что вы тут же вспомните описание бань в Софии, сделанное леди Монтегю, и ожидаете что-то в этом же роде; но ничто не может быть таким несхожим. Живые краски ее пера оживили сцену более чувственную и распаляющую, чем Овидий мог вообразить, а Тициан написать. Мы видим оживших гурий Магомета и красоту во всем своем великолепии, но здесь было зрелище, скорее вызывающее отвращение, нежели желание, и влекло меня к нему одно любопытство. В Петербурге несколько таких публичных купален, и каждый платит несколько копеек (половина английского пенни) за вход. В действительности там существуют отдельные пространства для мужчин и женщин, но они, кажется, не замечают этих различий и вместе сидят или купаются в состоянии абсолютной наготы. Что действительно необычно, так это то, что они сперва идут в комнату, нагретую так сильно, что в ней едва можно дышать; и после того, как они пробыли там до такого состояния, что их тела покрылись обильным потом, они сразу же ныряют в холодную воду Невы или обливают себя из маленьких ковшей, которыми они все снабжены по этом случаю. Это всего лишь только укрепит русское тело, но верю, что на англичанина произведет совсем иное действие. Многие женщины имеют безобразнейшие фигуры, какие я когда-либо видел, и они напомнили мне Канидию Горация, для которой они были бы самыми подходящими компаньонками. Я насчитал полдюжины молоденьких девушек, которые казались довольно симпатичными, и нигде их нельзя бы было видеть со всеми их достоинствами, как на том фоне. Как изучающий натуру я признаюсь, что это подходящая школа, о которой можно только мечтать, ибо воображение с трудом вообразит позы, которые найдешь здесь; но по своему желанию я туда больше никогда не пойду…

Я сделал несколько выездов за город, в частности, в Гатчину, дворец князя Орлова, на расстоянии около сорока миль. Он расположен в наиболее красивой местности в окрестностях метрополии и будет великолепен, когда его закончат. Сады создаются в английском вкусе человеком больших достоинств, которого князь направил туда по этому случаю. Качество земли и прекрасный водоем у дома дают ему волю, чтобы развернуть свой гений. На обратном пути оттуда я видел королевский дворец Царское Село: он был построен Елизаветой, и это полнейшее торжество варварского вкуса, который я наблюдал в этих северных королевствах. Местоположение его низкое, и из него почти нет никакого вида на сельскую местность в округе. Он очень большой, и главный фасад большой протяженности, но в нем только один этаж, не считая нижнего. Все капители пилястр, статуи и многие другие части наружной структуры вызолочены, и во внутренних апартаментах подобное найдешь без недостатка. Одна комната в исключительном и необычном стиле великолепия: ее стороны целиком составлены из янтаря, на котором размещены фестоны и другие подобные украшения. Ее прозрачность при осознании ее редкости производит прекрасный эффект. Это был подарок царствующего короля Пруссии покойной императрице. Нынешняя государыня предпочитает этот дворец всем остальным; и когда она там, она ощущает себя в уединении так же, как в городе в Эрмитаже…

Ландграфиня Генриетта Каролина Гессен-Дармштадтская.
Письма. 1773 г.
Царское Село, 16/27 июня 1773.
Ландграфиня Генриетта Каролина Гессен-Дармштадтская Я имела счастье найти вчера здесь ваши письма, моя дорогая обожаемая мама, за 26 и 30 мая. Правда, дата старая, но надеюсь получать их в будущем без такой задержки. Я чувствую вашу доброту и все ваши заверения. Мое последнее письмо из Хакхофф, а не из Якхофф, как Шраутенбах назвал его мне, надеюсь, вы получили из Нарвы, где мы останавливались всего лишь на один час. Там я имела счастье увидеть сорок пленных турецких офицеров; они хотели представиться нам, но, по недоразумению, этого не сделали. Один из них, генерал артиллерии, седовласый седобородый, должно быть, сын графа Бонневаля. Мы спали в Ямбурге, совершенно новом городе, который императрица начинает строить; там находятся поселенцы из разных стран. Человек, возглавляющий суконную фабрику, из Лангедока. Там уже имеются построенные заново красивые дома. Нас приветствовали иллюминацией, пирамидой, воротами, затем возвышением перед нашим домом, на котором все происходило. Позавчера мы остановились в Зельцо, деревне графа Сиверса, он гоф-маршал двора; вместе с ним были его жена и две его дочери. Нас хорошо разместили. Генерал Бауэр приехал на встречу со мной; я испытала истинное удовольствие от того, что снова увидела его. Вчера утром в Зельцо причесались и оделись, и оттуда выехали с моими дочерьми в берлине, в десять с половиной, изнывая от духоты и от пыли. На первой станции мы встретили графа Орлова в сопровождении генерала Бауэра, который пригласил нас отобедать в Гатчине, принадлежащей ему деревне. У него очень доброе лицо. Мы приехали к нему в два часа, и, подавая мне руку, он предупредил, что я найду у него одну даму, приехавшую отобедать. Это была императрица, которая, чтобы избавить нас от затруднений первой встречи, придумала эту неожиданность. Я почувствовала всю доброту этого поступка; я знаю только вас, моя дорогая мама, кто обладает таким же даром, как и эта государыня, кто в первую же минуту может вызвать такое доверие и у кого такой общительный нрав. Мои дочери дрожали, о чем они мне потом рассказали, но она их всех успокоила. Мы сели с ней и сопровождавшей ее графиней Брюс (красивой женщиной) в шестиместную берлину и тронулись в путь сюда при нестерпимой жаре. В одно льё отсюда прибыл великий князь со своей свитой и несколькими господами…

28. Великий князь много говорит с моими дочерьми, и я в неведении, которой из них он отдаст предпочтение…

29. Выбор сделан, моя дорогая мама. Это Мими, руку которой императрица попросила у меня, специально придя ко мне в мой апартамент. Она сказала, что ее сын только хотел бы, чтобы решение моей дочери не было принужденным, и, когда я пошла сообщить ей это, императрица проследовала к остальным моим дочерям…

Царское Село, 19 Августа н. ст. 1773.
…Вчера мы ездили в Гатчину, в двадцати двух верстах отсюда, между 1 и 2 часами, стояла удушливая жара. Во время обеда была гроза и сильный град, первый, который я видела этим летом, но он не принес прохлады. Ходили смотреть дом, который князь Орлов приказал построить, он будет очень красив; оттуда ходили в его сад; сады такого рода я видела только на английских планах и эстампах. Мой сад на него не похож; и какое место! Он очарователен, но только одна четверть его завершена. Вернулись сюда в 8 вечера, почти два часа проведя в дороге; мы все еще задыхаемся, такое еще можно пережить в странах, где готовят вино, но здесь духота бессмысленна…

Петербург, 25 августа н. ст. 1773.
…Великий князь вчера прибыл с нами к господину Бецкому, у которого мы ужинали и осматривали дом, вмещающий много того, что стоит быть увиденным, особенно отливки и мраморы, копии с антиков. У него их три тысячи, и он считает, что больше не существует такой полной коллекции. Императрица придет ко мне в апартамент сегодня вечером, чтобы рассказать, что она планирует на сегодняшний вечер. Вы, моя дорогая мама, как и я, думали, что здесь можно найти китайские ткани по лучшей цене, но я узнала обратное. Сюда все везут из Голландии, и пошлины огромны. Таким образом, я заплатила 120 рублей или 240 флоринов за пекен, который требуется моим дамам и еще на придворное платье, и две сотни или сотню флоринов за полисе или толстый пекен; все, что касается одежды, здесь ужасно дорого, но was zur Lebsucht gehort дешево. Никто не может носить дорогие ткани, в это царствование они запрещены с целью искоренить роскошь, которая разоряет семьи; исключая богатые газовые ткани, которые производят здесь, и вышивки золотом или серебром, которые делают очень хорошо…
Если Вам понравилась эта статья, расскажите о ней друзьям!




  • Комментарии

  •   Добавить комментарий

  • В блогах
  • Просто накипело

    Друзья! хочу поделиться. Это уже даже не крик души - это крик негодования и ярости! Да, я в ярости, т.к. час назад вышла из маршрутки 18 А, которая разбила себе подвеску на въезде в наш славный и мною горячо любимый город. (Спасибо водителю, что довез!) Но это просто возмутительно! Возмутительно, мерзко, отвратительно то, как относятся власти к нам, людям! Вероятно власти Гатчины считают, что мы передвигаемся на гужевом транспорте по таким дорогам, ибо на транспорте 21 века по ним ездить просто нельзя! Вероятно власти г. Гатчины считают, что в Мариенбурге люди совсем не живут ибо те кратеры и ямы в асфальте дорогой назвать - язык не поворачивается. Вероятно те люди, которые дают указания засыпать эти бездонные дыры грязной землей смешанной с асфальтовой крошкой - сами громко смеются над результатом своих указаний и рассказывают как же ловко им удается "реставрировать дороги!" и обманывать людей! Так вот, я открыто заявляю, что это мерзко и отвратительно! Мне бесконечно жаль, что вы, чиновники г. Гатчины, отвечающие за дороги в городе, так относитесь к людям! Мне бесконечно стыдно за вас, за то, что вы превратили блистательный город с такой великолепной архитектурой и историей, город, выживший в годы Великой Отечественной Войны - в нищий, разбитый уездный, провинциальный городок! Вы - бесчестные и бессовестные обманщики! 
  • История и краеведение
  • Иллюстрации

  • Аудиозаписи

  • Полезная информация
  • Друзья
    Профессиональная видеосъемка в Петербурге

  • © Гатчинский гуманитарный портал 2002 - гг.